Фото №0
Фото №1
Фото №2
Фото №3
Фото №4
Фото №5
Time Out

О выставке

В «Гараже» с 25 сентября работает выставка одной из главных художниц ХХ века. Time Out разобрался, какое место в ее творчестве занимают пауки, клетки и страх.

Психоанализ

В экспозиции представлено больше 80 произведений, главные из которых — 25 инсталляций-«клеток», посвященных страданиям из-за пережитых в детстве травм. Луиз увлекалась психоанализом и разделяла его идею о том, что большинство наших эмоций определяется прошлым и особенно отношениями с матерью, которая у художницы часто представала в виде любящей и заботливой паучихи, и отцом — вечной угрозой, спрятаться от которой невозможно.

Угроза

Кокон, свитый паучихой, может защитить от опасностей, которые присутствуют в каждом произведении Буржуа: рядом со скульптурами сцепленных рук всегда притаится мясницкий нож. Чтобы подойти к макету дома в одной из инсталляций, нужно миновать проход с подвешенной вверху гильотиной, а в одной из «клеток» скрученное истерической судорогой тело лежит в окружении армии мясорубок. Безопаснее кокона может быть только материнское лоно, поэтому в работах Буржуа так много отсылок к беременности или образу женщины-дома. Дом, правда, может быть и символом стереотипов, под властью которых невозможно обрести свободу.

Лестница

Главное связующее звено между мирами, лестница — одновременно символ движения и психоаналитического метода свободных ассоциаций, соединяющего разрозненные элементы сознания. У Луиз ступени появляются десятки раз: в одной из инсталляций даже представлена винтовая лестница из мастерской художницы — Луиз увезла ее с собой и сделала частью произведения при переезде в новую студию.

Месть

Лучше всего понять Буржуа позволяет одна из «клеток» с высокими каменными неприступными стенами, внутри которых лицом в угол стоит маленький стульчик. Предназначен он для наказанного ребенка, а вокруг — стрелы, которыми кто-то метил в сидящего. В этом образе вся Луиз — вечно маленькая испуганная и страдающая девочка, которая пытается преодолеть свою боль. Самый радикальный для этого метод — убийство — она использует в инсталляции «Разрушение отца», где вокруг стола с условными остатками плоти стоит множество стульев. Кажется, что пир только что кончился, а Буржуа, наконец, избавилась от того, кто ее преследовал, и отомстила за всех детей, которых мучили родители или неизжитые воспоминания.