Валентин Серов. К 150-летию со дня рождения
Time Out

О выставке

В Третьяковской галерее на Крымском Валу открылась выставка Валентина Серова. Time Out вспомнил восемь историй, которые стоят за главными работами художника.

 

Девочка с персиками. 1887

«Девочка» была написана в Абрамцево — имении Мамонтовых, друзей Серова. Художник вообще любил гостить у знакомых и часто оставался в их поместьях на многие месяцы. Во время долгой работы над этим портретом автор говорил: «В нынешнем веке пишут все тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного, и буду писать только отрадное». Радость и свежесть действительно так и брызжут с полотна, но в реальности героиня работы умерла от пневмонии в 32 года — и это можно считать символом несчастливой судьбы многих клиентов Серова, которые после революции или эмигрировали, или остались в новой России и жили в нищете.

 

Портрет княгини Ольги Орловой. 1911

Несмотря на то, что портретами Серов зарабатывал на жизнь, он часто позволял себе иронизировать над своими моделями. Немалая доля сарказма кроется и в портрете княгини Ольги Орловой — хозяйки самого модного в Петербурге салона. Современники считали ее гордой и ограниченной женщиной, не отличавшейся ни особой красотой, ни высокими духовными качествами, и Серов разделял это мнение. Княгиню в этом случае можно только пожалеть: кроме того, что она немало заплатила автору за нелестный портрет, так ей пришлось еще и позировать художнику в течение 100 сеансов.

 

Портрет А. И. Абрикосова. 1895

Любой хороший российский художник по версии официального искусствознания должен быть образцом скромности, честности и других лучших моральных качеств. Однако Серов, кажется, не был таким занудой, каким его представляют составители подписей к картинам в Третьяковке, и обладал завидным чувством юмора. Например, его ученик Николай Ульянов вспоминает, что знаменитый предприниматель и благотворитель Абрикосов часто устраивал перерывы между сеансами позирования и «уходил завтракать в готическую столовую, откуда доносился запах еды и звон посуды, а затем выходил и по-ученому вел разговоры о Рафаэле». Серов в ответ на это написал герою письмо следующего содержания: «...Если Вы будете еще иметь дело с нашим братом живописцем, то советую Вам поступать так, как принято в “хороших домах”. Во время обеда некоторые господа сажают художника к себе за стол, а некоторые, которые попроще, отсылают его на кухню к прислуге, а голодного не отпускают».

 

Девушка, освещенная солнцем. 1888

Сотнями портретных сеансов художник мучил не только неугодных ему княгинь: героиня этой работы, двоюродная сестра Серова Мария Симонович, позировала для портрета больше трех месяцев. «Сеансы происходили по утрам и после обеда — по целым дням. Мы работали запоем, оба одинаково увлекаясь: он — удачным писанием, а я — важностью своего назначения. … В начале четвертого месяца вдруг я почувствовала нетерпение и сбежала в Петербург», — вспоминает девушка. Энтузиазм Серова понятен: во время работы над портретом художнику было только 22 года, он только что вернулся из путешествия по Италии и его переполняло «ощущение праздника жизни и света».

 

Портрет императора Николая II. 1900

Серов писал многих Романовых, а Николая II даже несколько раз. Один портрет, правда, остался незаконченным, потому что во время работы над ним Серов повздорил с императрицей Александрой Федоровной. Государыня нашла изъяны в изображении лица супруга и попросила их переделать, на что художник взорвался и, передавая ей палитру, предложил: «Может, Вы сами исправите, Ваше императорское величество?» После этого случая Серов с Романовыми больше не работал.

 

Портрет княгини Зинаиды Юсуповой. 1900–1902

Княгиня, которую, в противовес Орловой, все любили и хвалили, кроме ума, хорошего воспитания и доброты обладала еще и громадным состоянием и была самой завидной невестой России. Отец ее надеялся, что дочь сделает партию, но Зинаида решила по-своему и вышла за недалекого кавалергардского офицера Феликса Сумарокова-Эльстона. По словам исследователя Игнатьева, «неглупая и очаровательная супруга сделала карьеру этого заурядного гвардейца, но ума, конечно, ему придать не смогла». Серов написал портреты всех членов семьи Юсуповых, в том числе и двух сыновей Зинаиды. Один из них — Феликс — известен участием в убийстве Распутина. Мать поступок сына оправдала со словами: «Ты убил чудовище, терзавшее страну. Ты прав. Я горжусь тобой».

 

Петр I. 1907

«Обидно, что его, этого человека, в котором не было ни на йоту позы, слащавости, всегда изображают каким-то оперным героем и красавцем. А он был страшный: долговязый, на слабых тоненьких ножках и такой же по отношению ко всему туловищу головкой... При этом шагал огромными шагами, и все его спутники принуждены были следовать за ним бегом...» — писал Серов про своего героя.

 

Портрет Иды Рубинштейн. 1910

Портрет знаменитой танцовщицы был представлен публике на выставке «Мира искусства» в Москве в 1911 году. Мнения о нем разделились: Репин назвал произведение «базаром декадентщины», сам Серов сообщил, что пытался создать аналог древнего рельефа. Позже искусствовед Дмитрий Сарабьянов писал, что в нем стиль модерн в его русском варианте достигает своих вершин и исчерпывается в серовском совершенстве.

Фото: Третьяковская галерея, Wikimedia, Vserov.ru, Wikipedia