Москва
Москва
Петербург

Детство 45-53: а завтра будет счастье

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Людмила Улицкая выступила в роли автора-составителя этого сборника воспоминаний о послевоенном детстве — голодном и злом.

«Игрушки на Новый год нам не дарили, только конфеты и мандарины». «А я свои первые конфеты хорошо помню. Потому что, когда впервые попробовал их, не ел, а именно попробовал, мне было уже немало лет — целых шесть, по нынешним временам — школьник!»

«В мирной жизни улицы дважды в месяц были дни тревоги и беспокойного ожидания. Это были дни “аванса” и “получки”. Уже с середины дня матери семейств становились озабоченными и сердитыми, нещадно раздавая ребяне подзатыльники. А часам к 7–8 вечера начинали тревожно вглядываться в начало улицы — надеялись издали углядеть, в каком состоянии появится “мой”. Главное было не в том, что появится “выпимши”, — это дело законное, привычное и неискоренимое. Главное, чтобы шел все-таки на своих двоих и не пропил бы всю получку».

Это отрывки из воспоминаний разных людей, чье детство пришлось на голодные и злые послевоенные годы. Изложенные в этих текстах факты касаются самых что ни на есть повседневных вещей, и даже самим составителем, Людмилой Улицкой, они так и поделены на главы, которые называются «Ели…», «Пили…», «Мылись…», «Одевались…», «Играли…». В этих записках говорится о жизни городской и деревенской. О тех, кто живым и здоровым вернулся с фронта, и инвалидах. О том, как не только пальто «справляли» долго и торжественно — одно на несколько лет, но и как, например, мать и дочь на лето шили себе по одному платью и ходили в нем весь сезон. Иными словами, о жизни странной, незнакомой и из сегодняшнего дня трудно представимой.

Посыл этого сборника простой: вспомнить о поколении тех, чье детство пришлось на конец войны, послевоенные 1945–1953. Для Улицкой это — ровесники и ее собственное детство, для других — родители и даже бабушки-дедушки… Это книга о том, что сейчас уже трудно себе представить эту разницу в жизненном укладе, не опираясь на рассказы стариков, фотографии и архивную кинопленку.

Многие удивятся и разочаруются, когда, взяв в руки книгу, на обложке которой написано имя Улицкой, поймут, что она всего лишь автор-составитель. Но пугаться этого не стоит. Во-первых, постмодернизм давно уже нивелировал разницу между своим и чужим текстом. А значит, в определенном смысле эта

книга — авторский замысел именно Улицкой, которая собирала, читала, редактировали и компоновала чужие мемуары. А писем с воспоминаниями пришло больше тысячи. Самому младшему корреспонденту двенадцать лет, самому старшему — девяносто три года. Во-вторых, это и ее собственное детство, о чем она не дает забыть в каждом из предисловий, открывающих каждую главу книги. Так что в определенной степени «Детство 45–53» — такое же произведение Улицкой, написанное по канве реальных исторических событий, как ее «Даниэль Штайн, переводчик». Только время другое и герои другие.

26 августа 2013,

Еще по теме

Детство 45-53: а завтра будет счастье
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация