Эффект колибри - Фото №0
Эффект колибри - Фото №1
Эффект колибри - Фото №2
Эффект колибри - Фото №3
Эффект колибри - Фото №4
Эффект колибри - Фото №5
Эффект колибри - Фото №6
Эффект колибри - Фото №7
Эффект колибри - Фото №8
Эффект колибри - Фото №9
Эффект колибри - Фото №10
Эффект колибри - Фото №11
Эффект колибри - Фото №12
Эффект колибри - Фото №13
Эффект колибри - Фото №14
Эффект колибри - Фото №15
Эффект колибри - Фото №16
Эффект колибри - Фото №17
Эффект колибри - Фото №18
Эффект колибри - Фото №19
Эффект колибри - Фото №20
Эффект колибри - Фото №21
Эффект колибри - Фото №22
Эффект колибри - Фото №23
Эффект колибри - Фото №24
Эффект колибри - Фото №25
Эффект колибри - Фото №26
Эффект колибри - Фото №27
Time Out

Рецензия

Ветерана Афгана Джои (Джейсон Стэтхэм) будит какой-то шум — крики, мат, удары. У Джои похмелье, он живет в мусорном контейнере — и пробуждению очень не рад, поэтому, несмотря на уговоры его сожительницы Изабель, он немедленно идет с кулаками на хулиганов, избивающих в той же подворотне каких-то пацанов. Бой, впрочем, получится неравным, Джои придется удирать по крышам — пока он не свалится в открытое окно какой-то квартиры. Хозяин, как вскоре выяснится, на полгода отбыл в Нью-Йорк, поэтому бомж с посттравматическим синдромом решит воспользоваться пустующим жильем, чтобы привести жизнь в порядок. Нет, Джои не устроится на нормальную работу — он сбреет жидкую растительность на затылке, примет душ, найдет в шкафу костюм и пойдет наниматься в китайское бандформирование. Больше кормиться в ночлежках ему не придется — вот только доведшие его до сумы военные кошмары так и не пройдут.

В «Эффекте колибри» Стэтхэм — вот уж не думал, что однажды это случится, — кажется, наконец меняет амплуа: после десятков непобедимых мужчин в аккуратных костюмах видеть его в роли плешивого бомжа, страдающего от депрессии, по-настоящему занятно. Первое впечатление, увы, обманчиво — по-настоящему драматической роли из его Джои так и не получается: вскоре Стэтхэм примет привычный облик и выйдет на истоптанную тропу мести миру криминала и аморалки. Нет, «Эффект колибри», режиссерский дебют сценариста Найта (его перу принадлежат такие мрачные психодрамы из жизни лондонского мигрантского подполья, как «Грязные прелести» Фрирза и «Порок на экспорт» Кроненберга), пытается быть относительно серьезной вариацией на тему «Первой крови» — сюжет, в сущности, строится на трансформации зверя войны в человека рефлексирующего — но именно исполнитель главной роли и губит это начинание на корню. Лицо Стэтхэма одинаково ничего не выражает ни в начале фильма, ни в его конце — о каком преображении героя можно в таких условиях говорить? Тем более что Найт, столь яростно вроде бы заклинающий насильственное решение психологических проблем, оказывается здесь вполне вдохновенным постановщиком перестрелок и рукопашных.