Вруцелето, эмблемат, апофегмат...

О книге

Цельногравированные книги и гравюры в рукописях XVI–XIX веков из собрания Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
Роскошный — как все книги, сделанные «Первой публикацией», — том посвящен тем самым изданиям, которые нес мужик с базара гораздо активнее, чем Белинского и Гоголя. Потому что в них были красивые картинки, чудесные орнаменты, множество украшений, назначение и название которых узнает пытливый читатель. Хотя выглядит книга скорее произведением искусства — разглядывать ее можно бесконечно, содержание не уступает форме, в которой все так прекрасно — и воспроизведения застежек, и иллюстрации с черепами и неопознанными плавающими объектами, — что даже штампы Губчека кажутся еще одной забавной подробностью в этом бесконечном разнообразии.

В ученом, но лишенном высокомерия исследовании подробно, на примерах объясняют, что, почему и как оформляли, печатали, переплетали. Разнообразные, объединенные лишь способом печати издания рассматривают со всевозможных сторон: одни сюжеты представляют чисто исторический интерес, другие — как цензура: разнообразие правок, которым подвергались книги, вполне актуально. Текст о Фонде редких книг оборачивается глубоким погружением в историю, обстоятельства собрания, возникшего «трудами и тщанием» архиепископов, купца, учителя гимназии, музейных работников.

Издания тщательно описаны в составленном доктором искусствоведения Олегом Хромовым каталоге, за ним следуют словари — граверов, авторов и, разумеется, терминов, в котором заинтригованный названием читатель сможет узнать, что апофегмат — не ругательство, а «сборник кратких рассказов об остроумном и назидательном изречении или поступке великого человека, чаще всего основанных на древнегреческом или древнеримском материале», и с «вруцелето» — методом счета — ничего общего, кроме того, что остались эти слова в далеком прошлом, не имеет. Впрочем, что считать свое отжившим — вот и занятая книжными изданиями руководитель и вдохновитель программы «Первая публикация» Ирина Остаркова пишет о том, что «звезда Гутенберга, чей свет все еще согревает нас, окончательно закатилась», да и сам печатный том выглядит роскошным, но все-таки немного устаревшим, не очень функциональным рядом с айпэдом, для которого выпущено специальное приложение: обозначенные в издании лишь обложкой книги там можно листать, в фотографиях — заглядывать за угол.