S.N.U.F.F.
Time Out

О книге

Новая книга Виктора Пелевина поклонников писателя не разочарует. Это антиутопия об орках, которые заняли место современных людей. Получается даже не роман, а философский трактат на злобу дня.
Дело происходит на Земле в будущем. Там, где раньше жили люди, теперь живут орки. Орки тоже когда-то были людьми, но деградировали. Теперь они изумляются СВЧ-печке, и у них нет даже фамилий — только имя и ИНН. Небольшая (по сравнению с численностью орков) группа людей — порядка 30 млн — теперь живет над землей в «офшаре». Впрочем, кто где живет — не слишком важно, ведь «любая реальность — сумма информационных технологий». Пейзаж за окном, оркские войны и революции — все это частицы информационного поля, запущенные с разной скоростью и в разных направлениях. Неслучайно все главное в этом мире называется словом «маниту» — дисплей компьютера/телевизора (от «монитор»), деньги (от «money to»), Бог.

Слоган «Мы делаем новости», который так любят повторять некоторые журналисты, в романе реализован буквально: оператор видеокамеры еще и боевой пилот, который, если событий нет, может помочь им случиться. Самый актуальный жанр постинформационной эры — «киноновости» — полуправда, полувымысел. Соответственно, «S.N.U.F.F.» — это «спецвыпуск новостей/универсальный художественный фильм» (Special Newsreel/Universal Feature Film). Этим и промышляет себе на безбедную жизнь один из главных героев книги — пилот по имени Дамилола. Он волк-одиночка, если не считать любви к своей Кая — кукле, которая хоть и резиновая, но совсем как человек. Особенно если запрограммировать ее на максимальное «сучество» и «соблазнение».

У Дамилолы все было бы хорошо, если бы он случайно не оказался втянут в спасение пары молодых орков, про которых снимал сюжет. Теперь ему предстоит выяснить, что и куклы любить умеют. Виктор Пелевин — великий (кроме шуток) ниспровергатель всех общепринятых правил. Уже несколько лет считается, что писателю было бы не вредно стать публичной фигурой. Потому как общение умного харизматичного автора с публикой гарантированно повышает количество проданных экземпляров его книг. Пелевин же год от года становится только закрытее: на публике не появляется, интервью считай что не дает, редко и за большие (по слухам) деньги пишет небольшие рассказы богатым изданиям.

Еще одно незыблемое правило — выпускать по книге в год (иначе забудут) — он однажды уже позволил себе проигнорировать, сделав паузу в 4 (!) года: между «Generation “П”» и «ДПП(НН)». Правда, с тех пор более или менее вошел в ежегодный график. И, наконец, третье и главное правило, которое он нарушает постоянно: в то время, когда большинство отечественных авторов пытаются написать РОМАН и в его поисках мечутся между старорежимной семейной сагой и чем-то вроде эпистолярия в СМС, Пелевин пишет откровенные НЕроманы. Из-под его пера выходят, скорее, философские трактаты на злобу дня, лишь формально скрепленные романной композицией и сюжетом. Однако каждая их фраза бьет не в бровь, а в глаз. А потому гуманитарии завтрашнего дня с большой долей вероятности именно пелевинские опусы станут читать с лупой, фиксируя малейшие обертоны смысла. Потому что точнее и острее про сейчас никто не написал.