Генри Мур и классический канон современной скульптуры
Time Out
Автор
Генри Мур

О событии

Музеи Кремля впервые демонстрируют публике столь масштабные и совершенно нефункциональные ценности.

Скульптор, работы которого украшают площади практически всех европейских столиц, в России лучше известен тем, кто в стародавние времена изучал антиформалистические исследования советских искусствоведов: им редуцированные головы и обобщенные формы персонажей Мура казались блестящим примером дегенеративного искусства. Единственная выставка Генри Мура в Москве открылась в августе 1991 года — сразу после путча, остановившего ящики с грузом на пару дней на границе. Неудивительно, что обратили на нее внимание немногие. Между тем влияние этого скульптора на пластический язык ХХ века так велик, что заметить его можно в работах его коллег по всем свету — в том числе у самых одиозных отечественных творцов. Упорный и последовательный Мур, преодолевая устаревшие каноны, гармонизировал собственные новации, объединяя в одном лице авангард и класси-

ку. Поверяя гуманистический пафос жестким анализом, не разрушая формы, он одним из первых впустил пространство в материал. В консервативной художественной Англии начала ХХ века Мур, возможно, был не самым смелым авангардистом, но самым решительным и мощным, затмевающим все другие фигуры, правда, не без государственной помощи: творчество ставшего художественным лицом обновленной послевоенной Великобритании мастера Британский совет без устали пропагандировал по всему свету. Чудом выживший после газовой атаки на фронте Первой мировой войны, Мур жил долго и скромно, работал тщательно — оставляя отпечатки, сам наводил патину на бронзу, отлитых после его смерти работ просто не существует. Все сохранившиеся принадлежат музеям и фонду, которые и одалживали произведения для выставки. Мини-ретроспектива из восьми десятков работ, в том числе двадцати рисунков, — смелая попытка полноценно представить все периоды творчества одного из самых масштабных скульпторов современности в небольших залах. Его работы требуют свободы и простора — как в поместье Перри Грин, где жил Мур, а теперь располагается фонд, которому он завещал большую часть того, что создавали ставил на лугах среди овец. На кремлевских лужайках они бы тоже неплохо смотрелись — но об этом пока невозможно мечтать, довольно и того, что Музеи Кремля, очевидно расширив репертуар, начинают показывать не только свои и чужие драгоценности высочайшего класса, но и искусство далеко не прикладного значения. И даже смогли установить «Семью» на площади — на режимном строго охраняемом объекте, которым является Московский Кремль.

Иллюстрация: Генри Мур «Две формы»

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны