Безумный день, или Женитьба Фигаро
Time Out
Режиссер/Постановщик
Владимир Мирзоев
Актер
Максим Суханов

О спектакле

Обаятельная комелия о предвестнике революции Фигаро, поставленная Мирзоевым.

Роскошные поместья графа Альмавивы на сцене Театра им. Евг. Вахтангова представлены некрашеной фанерой, которая пошла на глухие стены, катающиеся лесенки и столы, которые таскают туда-сюда безостановочно на протяжении всего спектакля. Режиссеру Владимиру Мирзоеву, выпустившему премьеру по знаменитейшей комедии Бомарше, впечатление от которой Пушкин сравнивал с шампанским, по большому счету не так и важны оказались декорации, приметы времени, в котором разворачивается действие, да и само это действие. Зачем отвлекать внимание зрителей на женитьбу какого-то там Фигаро, когда Максим Суханов играет Альмавиву? Бенефициант в широких пижамных штанах и принтованном «тишоте» выбредет на сцену заспанным, помятым, с нечесаным нимбом седеньких волос на голове, но с прежним неудержимым обаянием, и властной рукой стянет одеяло спектакля на себя, мало обращая внимание на партнеров. И зритель послушно будет ловить каждую его ухмылку, каждую реплику, наслаждаясь привычным, но от этого не менее любимым сухановским дуракавалянием. На таком фоне юный Фигаро теряется из виду. Да и режиссер отводит ему явно служебную роль. Его предстоящая свадьба настолько не важна, что про нее к финалу и вовсе забывают. Леонид Бичевин играет его заносчивым пылким мальчишкой, у которого не получается ничего, за что бы он с охотой ни взялся. Прикрывает все его проколы очаровательная озорная Сюзанна в исполнении Лады Чуровской — белокурая бестия, гибкая, живая, уверенная в своих чарах, которые пускает в ход при любом затруднении.

Единственным соперником и Альмавивы, и Суханова на сцене оказывается Керубино. Новичок театра Максим Севриновский графского пажа не превращает, как принято, в юного херувима, гоняющегося за дамскими поцелуйчиками. Его Керубино — тот еще пройдоха, который уже давно «право первой ночи» во владениях Альмавивы оставил за собой. Поистаскавшийся граф за ним просто не успевает, всякий раз оказываясь вторым в очереди. Да и актерское обаяние Севриновского позволяет ему заигрывать с залом с не меньшим успехом, чем Суханову.

В этом соперничестве — главная интрига «Безумного дня» вахтанговцев. Привыкший быть баловнем судьбы Суханов-Альмавива вдруг начинает замечать, что она, злодейка, все меньше внимания обращает на его капризы. Незаметно утекающее время таких потерь не лечит…