Москва
Москва
Петербург

Эра Меркурия. Евреи в современном мире

u u u u u Мнение редакции

Строго научный труд, выпущенный элитарным филологическим издательством, своей дерзостью и неполиткорректностью превосходит самые яростные писания Проханова и Лимонова, издаваемые Ультракультурой и Ad Marginem. Почтенный калифорнийский профессор без стеснений взялся отвечать на вопросы, которые задавать-то вслух считается неприличным. Например, почему евреи сыграли такую большую роль в русской революции; почему евреи так мечтали о своем Израиле, а теперь не спешат туда все переселиться? Откуда в таком количестве берутся все эти Ойстрахи Ботвинники? И, конечно, главный вопрос — почему евреи так ловко всегда приспосабливаются?

А потому, отвечает Слёзкин, что в ХХ веке жизнь заставляет нас всех стать немного евреями — и тех, кто ими был, и тех, кто ими не был. Ведь успех и благополучие сейчас приходят только к тем, кто предпочитает город деревне, стремится получить хорошее образование и готов постоянно менять сферу деятельности. У кого хорошо подвешен язык и мозги достаточно гибки для того, чтобы без устали плести всяческие комбинации, которые с патриархальной точки зрения являются просто жульничеством. Кто, наконец, следит за своим внешним видом и выражением лица. А ведь все это является традиционными, прямо-таки шаржированными еврейскими добродетелями.

Ключевое для Слёзкина понятие — меркурианцы, потомки бога Гермеса-Меркурия, покровителя профессиональных чужаков, выступавших между оседлыми племенами переводчиками, коммивояжерами и т. д. Меркурианцы не пасут стада и не опоясаны мечом, их основой капитал — человеческие отношения, а основной товар — услуги (в том числе финансы и развлечения). И потомки Авраама — не единственные меркурианцы. В Оттоманской Порте, например, эту нишу заполняли греки-фанариоты, а в Российской империи — прибалтийские немцы.

Немцы — в роли евреев! Прочие наблюдения Слёзкина столь же парадоксальны. Обитатели местечек становились самыми яростными и несгибаемыми революционерами потому, что они шли служить не только мировой революции, но и Пушкину с Достоевским. А переезд из черты оседлости в Москву или Ленинград был эмиграцией не в меньшей степени, чем переезд в Америку или Палестину.

Предвосхищая неизбежные вопросы, Юрий Слёзкин посвящает книгу памяти двух своих бабушек: дочери помещика Ангелине Жданович и родившейся в черте оседлости революционерке Берте Костринской, эмигрировавшей в Аргентину и вернувшейся в 1931 году в СССР — строить социализм. Поэтому его книга — совсем другое, чем якобы беспристрастные 200 лет вместе. Это вся жизнь — вместе.

26 сентября 2005,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация