Ирина Корина "Инсталляции"

О событии

В предлагаемых Ириной Кориной обстоятельствах существовать непросто. Но интересно.

Инсталляции, которые строит Корина, в переводе с театрального, родного выпускнице ГИТИСа языка — декорации.

Только запускает внутрь тщательно обработанного пространства она не актеров с заученным текстом и отрепетированными эмоциями, а живых людей. И тут, когда деваться им некуда, щедро делится своими переживаниями действительности, сомнениями в устойчивости мира, неуверенностью в завтрашнем дне, беременностью, клаустрофобией. Делает это искусно, так что зритель не сразу понимает, какие эмоции ему навязывают.

Корина делает очень женское, практичное искусство, слепленное из того, что под рукой: тряпочек, продуктов, мобильников, ассортимента строительных рынков.

Ее очень точные пластически работы скорее обживают пространство, чем вписываются в него. Но не в виде дизайна — они напоминают то аттракционы с неровными полами и закручивающимися лабиринтами, то городскую скульптуру, то детские игры с движущимися или музицирующими в темноте предметами. Увы, в отличие от памятников или аттракционов, исчезают они в прошлом слишком быстро: инсталляция — особенно в наших условиях — искусство временное, эфемерное. Хранить оригинал сложнее, чем воспроизвести точную копию — для выставки практически все инсталляции делают заново. На большую, во все четыре этажа Музея современного искусства экспозицию не всякий художник за долгую жизнь наработает, а Корина все еще числится молодым дарованием: выставляется с 2000 года, меньше десяти лет. Но то, что за это время было с родиной и художницей, придется не просто увидеть — пережить.

Корина давит на все органы чувств разом — смущает зрение, путает координацию, заставляет сомневаться в реальности происходящего, переписывает воспоминания. От колышущихся полов одной из первых инсталляций через очень чувственное переживание беременности — к огромному блиндажу с колышущимся внутри счастливым мирком, к собранному из деталей детской кроватки танку. Дальше жить становится веселее — радуются даже розетки, и, наконец, могучий ураган кризиса Корина встречает чудо-деревом, больше всего напоминающим вариант спасения от надвигающихся бед по схеме «залезу на елку и буду там жить». Вот вам результат — сильная женщина на родине победившего феминизма.

Спецпроект

Загружается, подождите ...