Алексей Сундуков

О событии

Очень мрачные рисунки, художник выискивает в уличной толпе самые непритязательные, отстраненные и нехорошие лица, все запоминает и старательно зарисовывает.

Алексей Сундуков идеально вписался в искусство времен Perestroika и Glasnost. Хотя он такой человек, что никуда «вписаться» не в состоянии.

Просто его мрачный и субъективный реалистический взгляд на окружающую действительность очень точно и ярко отражал всеобщую тогдашнюю наклонность к тягомотной чернухе. Его монументальная «Очередь» — грандиозные тетки с сумками, выстроившиеся в тяжеловесной перспективе, — советским людям говорила всю правду о расцвете экономики тотального дефицита. А заграничным — соответственно, о скором падении Империи зла. Именно интерес людей западных и сыграл с Сундуковым злую шутку. В начале 90-х вместе со многими другими он двинулся на Запад, но там вскоре игры с советскими людьми закончились. Так бы там художник и загнил, если бы не коллекционер Игорь Маркин, который решил, что настала пора вытаскивать на свет божий таких подвижников, как Алексей Сундуков, который ни в какие стилистические рамки не вписывается. Художник выискивает в уличной толпе самые непритязательные, отстраненные и нехорошие лица, все запоминает. Потом старательно все зарисовывает, покрывая большие листы бумаги плотным слоем накладывающихся друг на друга изображений. И не имеет никакого особого значения тот факт, что своих героев он теперь находит в вагонах нью-йоркского метро, — художник все равно «наш». Только теперь прежний социальный пафос куда-то делся. Все равно уж ничего не перестроишь, гласности не предашь. Остается только чистая экзистенция.