Москва
Москва
Петербург

Ромео и Джульетта

На фестиваль современной немецкой хореографии приезжает балетная труппа Немецкой оперы на Рейне.

Театр, выступающий попеременно то в Дюссельдорфе, то в Дуйсбурге, относится к добротным немецким труппам. Второй ряд — но ряд вполне качественный. Достаточное количество лебедей, на кордебалет можно смотреть без содрогания, аккуратные солисты, что вряд ли способны потрясти воображение фанатов, но не испортят удовольствие людям, просто пришедшим в театр после рабочего дня.

Вот уже десять лет балет в этом театре возглавляет Юрий Вамос — венгр, закончивший будапештскую школу почти четыре десятилетия назад и успевший поруководить труппами в Дортмунде, Бонне и Базеле. В его редакциях в Дюссельдорфе идет вся классика (а театр гордо держит в репертуаре и «Лебединое озеро», и «Спящую красавицу», и «Коппелию»), и, кажется, нет такой популярной партитуры, которую бы Вамос не перелистал за годы службы — от «Carmina Burana» до «Щелкунчика». К нам на гастроли театр везет его версию «Ромео и Джульетты» (показывают на этой неделе) и две одноактовки, «Весну священную» и «Эрду» (эти вариации на темы славянской и немецкой мифологии соответственно можно будет увидеть на следующей).

Характерная особенность постановок Вамоса — он старается быть современным, но его понимание современности исключает революционные находки в пластике. Он переносит действие «Ромео и Джульетты» в тридцатые годы ХХ века (объясняя, что именно в это время Прокофьев сочинял этот балет и в нем чувствуется дух эпохи), но герои-мальчишки, одетые в костюмы и галстуки, и веронские дамы, щеголяющие в вечерних платьях, изъясняются на почти классическом языке. Артисты тянут подъемы, и даже туфли на каблуках не мешают женскому кордебалету выглядеть воспоминанием о баланчинской «Серенаде». Главным «словом» Джульетты остается летящий прыжок, а главным жестом Ромео — жест большой и романтический. Модерн ХХ века стал только акцентом в этой речи — иногда вдруг сорвется движение чуть более отчаянное, сломается жест — но тут же все вернется к благопристойному канону.

Вамос при этом утверждает, что «Джульетта — это реальная девушка, а не Жизель или Одиллия, и играть ее надо соответственно». Говорит, что искал для этого балета не виртуозок и танцовщиков с манерами благородного героя, но людей, способных выразить на сцене искреннее чувство. Вместе с тем совершенно ясно, что он, человек «старой школы», убежден: любые чувства в балете должны быть выражены изящно. На этот спектакль можно смело вести детей. Больно не будет.

3 апреля 2008,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация