5 причин посмотреть веб-сериал «Я иду искать» | Кино | Time Out
Кино

5 причин посмотреть веб-сериал «Я иду искать»

Тимур Алиев 6 ноября 2020
7 мин
5 причин посмотреть веб-сериал «Я иду искать»
Кадр из веб-сериала  «Я иду искать»
С 3 ноября на YouTube-канале «Фенси продакшн» вышел первый сезон веб-сериала «Я иду искать» Андрея Феночки и Елизаветы Симбирской. Time Out рассказывает, чем интересен проект о разнообразной гендерной и сексуальной идентичности и принятии себя.


1


Необычный формат

«Я иду искать» Феночки и Симбирской — экспериментальный веб-сериал на темы, которые в российском обществе далеко не всегда принимаются и понимаются в адекватном ключе. Предыдущий проект этого тандема под названием «Это я» рассказывал о выпускнице академии Строганова, постепенно принимающей собственную асексуальность. «Я иду искать» продолжает исследовать неоднозначные глубины подросткового сознания.

В первом сезоне девять серий, продолжительность каждой — не более десяти минут. Андрей Феночка, выступивший и режиссером проекта, и оператором, отказывается от широкоугольного формата изображения. Каждый эпизод снят одним планом на камеру с 40-миллиметровой оптикой.

Проект создавался на собственные средства: никакой поддержки государства и соответствующих логотипов на заставке здесь нет. Как и «Это я», новый веб-сериал выложили на видеосервис YouTube.


2


Актуальная репрезентация

Главными героями становятся подростки, принадлежащие к ЛГБТК-сообществу. Для отечественного кино- и сериального производства это до сих пор редкость. Условным побратимом проекта могли бы выступить «Первые ласточки», которые, впрочем, не слишком сосредоточены на ЛГБТК-проблематике.

Поначалу Роман (Арсен Ханджян, студент мастерской Константина Райкина) не слишком задумывается о собственной сексуальной идентичности. В пилотном эпизоде перед нами появляется скромный, немногословный студент-армянин, который просыпается в незнакомой квартире в обнимку с неизвестной ему девушкой. Утро начинается с вранья: друг главного героя сообщает взволнованной матери Романа, что тот ночевал у него в гостях. Позднее ложь станет неотъемлемым спутником персонажа. Выходя из подъезда, Рома неожиданно для себя знакомится с парнем по имени Алексей (Дмитрий Симонов, выпускник мастерской Олега Кудряшова). Ни случайная встреча с Лешей, ни сумбурный день героя не предвещают беды.

Авторы веб-сериала представляют Романа типичным подростком, живущим где-то неподалеку от зрителя. Прохладные отношения в семье, узкий круг общения в ВУЗе, нежелание получать высшее образование, необходимость подрабатывать — все это и многое другое непременно найдет отклик у ровесников главного героя, подростков от 18 до 25 лет. Те, кто постарше, могут вспомнить свой юношеский максимализм или же узнать в героях второго плана тех, кто вел себя подобным образом в школе или университете. Феночка и Симбирская обходятся без нравоучительных нотаций и моралите, сосредоточившись на непростой драматургии малой формы. Это, конечно, обусловлено форматом веб-сериала — хронометраж не позволяет сделать лишний шаг вправо или влево.


7 ЛГБТ-актеров и актрис, которые отлично сыграли гетеросексуальных героев

Time Out выбрал 7 примеров, которые прекрасно показывают, что для того, чтобы отлично исполнить роль, нужны только талант и профессионализм. А сексуальная идентичность тут вообще ни при чем.

Читать статью



3


Искоренение стереотипов

Одна из задач, которую ставит перед собой сериал — высмеять стереотипы об ЛГБТК-сообществе и ВИЧ-положительных людях, которые продолжают жить в умах наших сограждан и по сей день.

Например, в четвертом эпизоде основной акцент повествования переключается с главного героя на безымянную официантку, с которой тот сталкивается на входе в ресторан. Услышав, как Арина, сестра Ромы, признается, что у нее ВИЧ, девушка отказывается приносить ей заказ. На вопрос «почему?!» официантка декларирует: «Наш ресторан заразных не обслуживает!». Арина, развеивая дремучие представления родного брата, напоминает ему, что эта болезнь бывает не только у «проституток, геев и наркоманов». Девушка объяснит Роме и зрителям, что люди с ВИЧ-положительным статусом могут жить нормальной жизнью, заводить отношения, заниматься сексом и «даже рожать детей». Все дело в терапевтическом лечении, которому нужно строго следовать.

Мелкие аспекты повседневной жизни ЛГБТК-людей рассеяны по всем девяти сериям. Роме, например, невдомек, что, помимо геев и лесбиянок, существуют и бисексуальные люди. Общаясь с одногруппником, он выясняет, что сережка в ухе вовсе не обязательно говорит что-то об идентичности человека, а также с удивлением обнаруживает, что далеко не все ЛГБТК-люди принципиально нуждаются в сексе. Пусть они и воспринимают его как одну из возможных форм протеста и сопротивления так называемым «традиционным ценностям».

Не забывают создатели и о столкновении этих самых ценностей с гендерной идентичностью, выходящей за рамки консервативной морали. Девушки, обсуждающие каминг-аут сокурсника в социальных сетях, первым делом задаются вопросом, получил ли он порцию угроз в комментариях. Изобличать гомофобию — еще одна задача сериала, стесняться которой авторы и не думают, называя вещи своими именами. Звучит в сериале и мат без запикиваний: с 2014 года его не услышишь на больших экранах, но мы заново привыкаем к открытой обсценной лексике благодаря отечественным онлайн-платформам и звуковым дорожкам 18+.


4


Психология принятия

Путь Ромы, который начинается в пилотной серии — своеобразная экранизация модели психолога Элизабет Кюблер-Росс. В своей книге «О смерти и умирании», изданной в 1969 году, она выделила пять этапов принятия смертельной болезни пациентом. Впоследствии Элизабет пришла к выводу, что аналогичным образом на практически любые изменения в окружающем мире реагируют почти все люди. Со временем психолог трансформировала свою классификацию: сегодня мы знаем эту систему как пять ключевых стадий эмоционального реагирования — отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие.

В пятом эпизоде «Я иду искать» одну из этих ступеней прямо упоминает Вася — тот самый однокурсник главного героя, сообщивший о своей гей-идентичности в личном Instagram-аккаунте. Если пилот вводит нас в курс дела, то во второй серии зритель познакомится с многогранными страхом и отрицанием — чувствами, одолевающими Рому целиком. Недаром Вася, обсуждая свой аутинг, цитирует Нельсона Манделу: «Смелый человек — это не тот, кто не испытывает страха, а тот, кто с ним борется». Именно это чувство — одна из драматических форм выражения отрицания.

Пытаясь скрыть свое «обновление», Рома неудачно подшутит над одногруппником-геем, получив в ответ порцию негатива со стороны девушек и вердикт: «Ты — пережиток прошлого!». Чем не констатация закостенелости консервативной части общества, не принимающей ЛГБТК-сообщество?

Со временем Рома побеждает страх, превращая опыт угнетения в мотивацию двигаться вперед, и поиск ответов на вопросы становится двигателем сюжета. Дальнейшие стадии Кюблер-Росс наглядно раскрываются в последующих эпизодах. Постепенно главный герой понимает, что он не один — и рядом есть люди, которые готовы его выслушать, принять, понять и помочь ему, если потребуется.


«Северное сияние есть на самом деле». 6 историй о гомосексуальности, которую мы не видим

Незнание порождает страх, страх переходит в ненависть. Пытаясь внести свой вклад в борьбу с этим замкнутым кругом, Time Out рассказывает о шести случаях, когда мы смотрим, но не видим.

Читать статью



5


Отсутствие эпатажа

Одной из сильных сторон веб-сериала является максимально честное и неприкрытое отображение действительности, в которой пребывают молодые люди. Ближе к финалу создатели подкидывают зрителю неожиданную идею: а если Рома вообще не видел парня по имени Алексей, и все это происходило лишь в его воображении? Что, если на месте юноши на самом деле была девушка, которую Роман встречает снова через некоторое время? Логический переход достоин Дэвида Линча: авторы ловко вводят зрителя в заблуждение, пытаясь сломать границу между реальностью и фантазией.

Позиция авторов «Я иду искать» кардинально отличается, к примеру, от подхода создателей полнометражной картины «Аутло», демонстрирующих зрителю подчеркнуто эпатажные аспекты жизни ЛГБТК-сообщества, а позже открещиваются от него. Феночка и Симбирская вовсе не подают свой проект как «историю о геях и лесбиянках»: сериал размышляет о границах и установках, которые живут в головах представителей разных поколений. При этом авторы избегают их экранного столкновения; остается в тени и национальный аспект, которым можно было воспользоваться. Культурные традиции армянской семьи Ромы не вступают в открытое противоречие с его идентичностью: ближе к финалу находится компромисс, который относительно устраивает всех участников ситуации. Эта идеальная картина отгораживает веб-сериал от отечественных, впрочем, это кинематографическое допущение проекту можно простить.