Лариса Афанасьева, Упсала-Цирк: мы хотим стать точкой, которая сможет заряжать людей идеей

Создатель знаменитого Упсала-Цирка, где дают представления настоящие хулиганы, рассказала нам об идее создания в нашей стране Центра Нового цирка, благодаря которому дети из групп социального риска смогут не просто найти себя, но и творчески реализоваться, сопричастные к проекту — подзарядиться идеей, а зрители — стать немного счастливее. Первый большой разговор о таком центре состоится совсем скоро — на Культурном форуме, до начала которого осталось чуть больше недели.

 

— Лариса, все понимают, что вы делаете большое, нереально большое дело. Подозреваю, что если бы не вы, то никто бы не вытянул на протяжении 19 лет такой непростой проект. Что дает эта работа лично вам?

Лично мне это дает интерес к жизни как таковой, возможность узнать больше людей, узнать больше про мир, возможность научиться чему-то новому.

— Что дает Упсала детям — тем, кто там выступает, и тем, кто приходит вместе с родителями на представления, мастер-классы?

Мы работаем с детьми и подростками из групп социального риска и помогаем им говорить с миром с помощью творчества, выстраиваем с ними равноправный диалог. Они учатся цирковому искусству, встречаются с невероятными людьми, играют в успешных спектаклях. Со временем у детей и подростков, которых в обществе называют «трудными», меняется самооценка, восприятие себя и своего места в мире.

Фото: Василий Вострухин

Современное общество нуждается в полете, фантазии и в возможности творческого диалога

Их привычный мир приобретает яркие краски, а сами они получают шанс изменить свой жизненный сценарий, социальный статус и стать настоящими артистами.

А те, кто приходят на наши спектакли, точно становятся немного счастливее.

— Что дает Упсала-Цирк социуму? По вашим наблюдениям, люди стали лояльнее к не таким, как они, или по-прежнему стремятся «клюнуть» «гадкого утенка», ну или просто сделать вид, что проблемы не существует?

Мы стремимся к тому, чтобы Упсала-Цирк менял стереотипы. Стереотипы — это довольно опасная штука, которая порождает агрессию. Для нас важно, чтобы общество пыталось выйти из порочного круга мышления стереотипами. Если у кого-то из людей, кто встречается с Упсала-Цирком, постепенно начинает меняться мышление, это просто прекрасно.

Мы много рассуждаем о том, как мы можем повлиять на культуру района, где мы живем, на культуру города, на нашу страну. И в свете этого мне очень нравится теория малых дел, где каждый хорошо делает свое дело и это в целом меняет мир.

— Сегодня огромное количество детей теряет не только семью, но и себя, попадая в казенные учреждения или на улицу. А цирк — это команда, сплоченная работа, сотворчество, способ обретения веры в людей и в себя. И вот вопрос: вы не думали масштабировать ваш проект еще в нескольких крупных городах, например, заручившись серьезной поддержкой?

Мы думали не про то, как масштабировать проект, а про то, как повлиять на систему образования, как создать новые культурные проекты и как стать точкой, которая сможет заряжать людей идеей, станцией, где люди смогут творчески подпитываться. Масштабирование — это привычная форма, которая приходит на ум: создать еще и еще один проект. Мы же хотим создать пространство или точку притяжение, где у молодых людей  будет возникать желание реализовывать свои собственные проекты.

Фото: Дарья Горчакова

Это то, что в свое время сделал Слава Полунин. Люди, которые учились у него или просто находились рядом, уходили с желанием создать что-то свое, что-то новое. Поэтому для нас вопрос, скорее, в том, как создать в России центр нового цирка, где люди смогли бы «заряжаться» и создавать свои проекты, а не штамповать франшизу. Если найдутся люди, которые захотят инвестировать в проект с таким смыслом, то мы готовы обсуждать сотрудничество.

— Вы не первый год работаете на Международном Культурном форуме. С какими темами будете выступать в этом году, что дает вам участие в форуме? Есть шанс, что в ближайшее десятилетие в нашей стране заработает единая, скоординированная система творческой реабилитации детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации?

Темой этого года станут цирковые школы как образовательная система. Участие в Форуме — это прежде всего мощный обмен опытом с коллегами со всего мира. Например, в этом году на форум приедут коллеги из всемирно известного шведского Circus Cirkör, а также коллеги из Праги.

Мне очень нравится теория малых дел, где каждый хорошо делает свое дело, и это в целом меняет мир

Я не верю в единую систему реабилитации детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Я верю в отдельные самостоятельные проекты с разными инструментами работы, которые двигают крутые и энергичные люди, влюбленные в свое дело. Чем больше будет таких проектов, и чем больше они будут отличаться друг от друга, тем будет лучше для всех.

— Как в вашем цирке выстраиваются занятия с ребятами с синдромом Дауна, аутизмом, задержками в развитии? Планируете ли вы делать еще постановки с участием таких ребят?

Фото: Василий Вострухин

Те, кто приходят на наши спектакли, точно становятся немного счастливее

Занятия строятся по принципу возрастания сложности и развития физического потенциала детей. На занятиях мы используем инструменты альтернативной коммуникации, так как многие дети — не говорящие. В начале занятия проходят в игровом формате, чтобы нащупать интерес у самих детей, затем программа усложняется и переходит в непосредственно цирковые тренировки. Мы проводим инклюзивные тренировки, где хулиганы и ребята с особенностями занимаются вместе, учатся взаимодействовать друг с другом. Мы конечно планируем делать инклюзивные постановки в будущем.

— Может ли обычный питерский родитель ребенка с подобным заболеванием привести его к вам на занятия? Ведь такие ребята в основном сидят дома, с ними практически некуда пойти, зачастую негде позаниматься.

Сейчас у нас есть набор в дошкольную группу для детей с синдромом Дауна.

— Кстати, а как живут цирковые ребята после того, как выросли? Они обретают силы и навыки для самостоятельной жизни или все же стараются быть поближе к источнику их вдохновения — Упсала-Цирку?

Фото: Антон Павленко

На сегодняшний момент в Упсала-Цирке есть профессиональная группа, и там занимаются 9 молодых ребят, которые уже выпустились из цирка. Также у нас работают 6 молодых людей — выпускников Упсала-Цирка, теперь они являются педагогами. Если говорить про аналитику результатов работы, то для нас важным является факт того, какие воспоминания остаются у человека про детство. Например, у кого-то в воспоминаниях нет  Упсала-Цирка, а у наших ребят — есть. Там были путешествия, гастроли, спектакли, зрители, был успех, и эти воспоминания точно дают человеку силы, точно дают возможность чувствовать себя уверенней во взрослой жизни.

— В следующем году Упсала-Цирку исполнится 20 лет. Вы планируете, как это принято, подводить итоги и озвучивать планы? Если да, то мы будем рады рассказать о них первыми.

Подводить итоги рановато, а озвучивать планы точно хотим. В этом году в рамках Культурного форума мы впервые озвучим идею создания Центра Нового цирка в России. Это будет наш первый разговор, первый выход на публику с обсуждением. Мы не хотим прийти в общество с готовой концепцией, мы хотим, чтобы Центр Нового цирка стал осмысленной моделью общества. Чтобы в его создании принимали участие люди, заинтересованные в развитии общества. Форум — отличное место, чтобы встретить таких людей.

Фото: Василий Вострухин

Творческая реализация доступна  каждому вне зависимости от социального статуса и возраста

Мы будем праздновать двадцатилетие Упсала-Цирка на «Севкабеле» фестивалем «Балансировка», и там мы продолжим наши рассуждения о культуре нового цирка. Наша главная идея и по сей день заключается в том, что творческая реализация доступна  каждому, вне зависимости от социального статуса и возраста. Хулиганить может каждый, это необходимо делать, просто для этого нужно создать правильную среду. Похоже, современное общество нуждается в полете, фантазии и в возможности творческого диалога.

Беседовала Екатерина Соловей