Вячеслав Полунин: вы же знаете, что мне 10 лет, и я люблю свои игрушки

Слава Полунин — не только всемирно известный клоун, но и, если кто-то об этом не знал, общественный деятель и руководитель секции «Цирк и уличный театр» на VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме. Накануне большой и важной работы на форуме, которая, к слову, кипит уже сейчас — за полмесяц до его начала, мы поговорили с автором «Снежного шоу» и о серьезных, и о забавных вещах и получили подлинное удовольствие от этого общения.

 

В одном из интервью вы говорили о том, что Упсала-Цирк это будущее российского цирка. Почему? Ведь это очень необычный, не профессиональный в полном смысле этого слова цирк. Что такое важное «вытаскивает» из зрителя Упсала-Цирк и что дает ему взамен за откровенность?

— В том-то и дело, что профессионализм стал фетишем и закрыл дорогу к поэзии цирка. А Упсала ухитрился вернуть эту важную составляющую искусства цирка, вернуть атмосферу чуда, братства, мечты, что и дает этому маленькому цирку огромную силу. А профессионализм придет, они очень быстро учатся, и каждый новый спектакль приближает их к профессиональной дороге.

Профессионализм стал фетишем и закрыл дорогу к поэзии цирка. А Упсала ухитрился вернуть эту важную составляющую искусства цирка, вернуть атмосферу чуда, братства, мечты, что и дает этому маленькому цирку огромную силу

Должен ли каждый юный цирковой артист быть хулиганом и бузотером?

— Это деталь. Смысл в том, чтобы расширить границы привычного, застоявшегося и устоявшего в искусстве, а для этого надо быть немного хулиганом и бузотером.

Сегодня не утихают дебаты по поводу цирка с животными. Не дай бог скажешь что-то лишнее и сразу полыхнет негодование зоозащитников. Знаменитых дрессировщиков практически в открытую обзывают садистами. Какова ваша позиция по этому вопросу: современный российский цирк должен отказаться от номеров с животными, или вот так вот взять и выбросить за борт знаменитые династии дрессировщиков и, к слову, и их питомцев это неправильно?

— Общество развивается неравномерно. Есть люди, которые жестоко обращаются не только с животными, но и с себе подобными, но есть и те, кто нашел новые способы общения с животными. И здесь нельзя рубить сплеча. Цирк с животными будет жить, потому что есть люди, которые влюблены в своих питомцев, а животные, кажется, испытывают огромную радость, выходя на арену. Например, слоны Корниловых. Они так упоительно танцуют, кажется, что это доставляет им несказанное удовольствие. И кони Бартабаса. Красивые, ухоженные, изящные. Кажется, что они делают все сами, по собственной воле.

Цирк с животными будет жить, потому что есть люди, которые влюблены в своих питомцев, а животные, кажется, испытывают огромную радость, выходя на арену

Единственно, что надо было бы сделать, чтобы уменьшить напряжение между противоборствующими в этом вопросе сторонами, на мой взгляд, это ввести жесткие правила обращения с животными в цирке, которые запрещали бы проявления жестокости по отношению к питомцам. И следить самому сообществу, чтобы правила эти не нарушались.

И теперь, подходя к главной теме теме образования цирковых артистов, о которой вы будете говорить на Культурном форуме в этом году, задам вопрос: так каким же должно быть современное образование цирковых артистов в России, если цирк с животными отмирает, а до Цирка дю Солей мы пока еще не доросли (не в плане мастерства, а в плане умения организовать и продюсировать глобальные цирковые проекты)? Какие цирковые профессии сегодня нужно активно развивать?

— Воспитывать надо профессиональных лидеров. В этом смысле интересен и поучителен пример Франции. Каждый год они выпускают несколько цирковых коллективов, коллективов единомышленников, которые создают новые спектакли как целые миры. Для этого приглашаются знаменитые режиссеры театра и кино, известные хореографы, которые под свою идею собирают команду учеников.

Есть и другой древний способ, когда человек становится подмастерьем, учеником большого мастера, много лет растирает краски для него, а взамен получает уникальные знания.

У каждого художника свой путь. Важно, чтобы этот путь был озарен любовью к делу, которым занимаешься, и пониманием того, к чему стремишься.

Вы сами преподаете? Есть желание передать свой опыт опыт клоуна, создателя одного из самых известных в мире шоу? В следующем году вы отпразднуете свое 70-летие. Зная ваш реактивный характер, нетрудно догадаться, что празднование превратится в настоящий праздник жизни. Какие планы на юбилейный год и ближайшее десятилетие? У вас ведь точно есть план…

— Я же клоун — и не только на сцене, но и в жизни. Мои поступки похожи на клоунское антре. Каждый раз, когда я начинаю заниматься новой темой, когда я открываю для себя новые миры, я собираю учеников. И мы вместе отправляемся в это путешествие.

Вот сейчас я готовлю проект — удивительный и грандиозный, как мне кажется. Я очень всегда сожалел, что многие мои проекты, а я их сделал больше 100, увидело недостаточное количество зрителей — когда-то их были всего десятки, когда-то всего миллионы. Я решил исправить эту несправедливость. Поэтому я создаю антологию своих проектов. Выбрал 30 самых интересных и теперь пытаюсь воплотить их образ, не только восстанавливая, но развивая их на новом этапе моей жизни, с новыми возможностями и сегодняшним моим пониманием их смысла и значимости. И зрители смогут не только посмотреть, вспомнить или узнать о них, но и поучаствовать. Меня эта история очень увлекает, а потому я приглашаю для участия в ней около 60 учеников, которые смогут стать частью этой «не-выставки», как мы ее называет. Кстати, отбирать эту команду я буду в Питере и в Москве в период наших зимних гастролей со «Снежным шоу». Постарайтесь не пропустить эту возможность!

А теперь давайте поговорим про ваши страсти. Ваша страсть к книгам и их систематизации как-то связана с Институтом Культуры, где вы учились?  С кем ни поговоришь, все приличные люди учились в Культуре. Причем многие на библиотечном…

— Так как в театральных институтах всегда большой конкурс, туда набирают «отличников», а странненьких, как я, кого любит останавливать милиция, побаиваются. Поэтому мы все прибиваемся к институтам культуры.

Так как в театральных институтах всегда большой конкурс, туда набирают «отличников», а странненьких, как я, кого любит останавливать милиция, побаиваются. Поэтому мы все прибиваемся к институтам культуры

Жаль, что я не учился на библиотекарском отделении, но, честно говоря, я бегал к ним на некоторые лекции, прогуливая свои занятия. Оттуда я вынес один из постулатов, который помогал мне всю жизнь. Я усвоил непреходящую важность сбора, обработки и распространения информации. И всеми этими архиважными вещами я занимаюсь всю мою жизнь.

Ваши последние книжные открытия? Вы как-то фиксируете свой читательский опыт? Когда вы вообще успеваете читать, учитывая вашу колоссальную занятость?

— У меня сегодня 7 тематических библиотек, которые являются предметом моей гордости. Это, пожалуй, одно из лучших моих деяний.

Читаю я по ночам, потому что сплю мало. И каждую ночь открываю для себя множество новых книг, новых фактов. Вчера вновь углубился в комедию дель арте. Сегодня моя тема — клоуны и художники.

Страсть №2 ваша знаменитая любовь к садоводству. Откуда она, кстати? Вы в детстве, как любой уважающий себя пионер, помогали бабушке на даче? Что нового и удивительного вы вырастили в вашем парижском саду этим летом?

— К садоводству я никакого отношения никогда не имел, хоть и вырос почти в деревне. Я обожаю природу. Я считаю, что город — это большая ошибка. Просто люди не нашли возможности решить свои проблемы другим способом.

Я неизменно исполняю всю жизнь закон понедельника. Закон этот гласит, что в понедельник, в наш выходной день, мы всей командой отправляемся на природу. Где бы мы ни были. Особенно мы любим это делать под дождем, в пургу, посещать водопады и всякие памятники в кромешной тьме, под ливнем жарить барбекю и т.д.

Но когда появилась возможность остановиться рядом со своими чемоданами, я неожиданно стал садовником. Хотя бы на час в день.

Я много лет мечтал реализовать идею Николая Евреинова о театрализации жизни, о том, чтобы превращать повседневность в произведение искусства, чтобы жизнь и искусство слились воедино

Я много лет мечтал реализовать идею Николая Евреинова о театрализации жизни, о том, чтобы превращать повседневность в произведение искусства, чтобы жизнь и искусство слились воедино. Третьим элементом этого единства я сделал природу. Пришлось потратить 20 лет, чтобы повседневность, искусство и природа стали единым целым, живущим в гармонии. Так они живут в моем саду, который уже получил кучу каких-то наград.

Что же касается выращивания диковинок, то это прерогатива моей жены. Мой голос здесь совещательный.

В этом году в нашем саду родилось новое чудо. В специально созданных развалинах старинного замка возник розарий со всеми возможными в наших широтах  сортами роз.  Розы благоухают и днем, и ночью, их запах заполняет этот кусочек сада, буквально одурманивая всякого, кто туда попадает.

И страсть №3 к путешествиям завела вас в этом году в какие-то новые неизведанные уголки мира или таких просто не осталось нога Полунина ступала везде? Ваши самые свежие путевые заметки?

— Как и сад, путешествия — моя любимая игрушка. Вы же знаете, что мне 10 лет. И я люблю свои игрушки. Мы путешествуем каждый год с моим спектаклем «Снежное шоу». В этом году впервые играли в Будапеште и Алматы. Два  месяца провели в любимой Японии, а на новый год отправляемся на Бродвей. Больше двух месяцев будем играть практически на Тайм-сквер, в самом центре театрального Нью-Йорка.

Беседовала Екатерина Соловей

Фото: Анна Адасинская, Анна Ханникайнен