Александра Мамкаева, режиссер: наша сказка рассчитана на детей от 6 и до 80-ти лет

Саша Мамкаева, молодой режиссер Театра-фестиваля «Балтийский дом», рассказала Тайм Аут о том, что ждет юных зрителей на премьерном спектакле о Красной Шапочке, а также о непосредственности, честности и непредвзятости детской аудитории, которая ей близка.

 

— Красная Шапочка… Есть ли более банальный сюжет для детского репертуара? Но в то же время эту сказку обожают дети... Значит, надо ставить! А почему вы выбрали для постановки именно ее?

— Я выбрала именно эту сказку, потому что в ней заложено много важных для меня тем, тем, о которых хотелось поговорить с детьми: тема запрета и воспитания, а также тема взаимоотношений старшего и младшего поколений.

— Кто такая Красная Шапочка во Вселенной Саши Мамкаевой?

— Для меня Красная Шапочка — это образ любопытного, непослушного ребенка, который всё делает по-своему.

— А волк у вас будет страшным? Как вообще дела со страшными сценами обстоят? Малышей на спектакль вести можно?

— Волк в нашей сказке обязательно будет и не один! Конечно, со страхом надо работать аккуратно и деликатно. Как мне кажется, мы попытались это учесть, но всё же наша сказка рассчитана на детей постарше, начиная от 6 и до 80-ти лет (улыбается).

— Что будет оригинального, новаторского в вашем новом спектакле?

— Это оригинальная пьеса, написанная драматургом Ксенией Никитиной, поэтому в спектакле будет много неожиданного и нового, как говорится, старая сказка на новый лад.

— Кстати, вопрос: а нужно ли вообще новаторство в детских спектаклях? Способна ли детская аудитория оценить, ну скажем, какую-то креативную Красную Шапочку или трех поросят, которые на сцене ведут себя совсем не так, как в сказке? Ведь мы знаем, что для детей очень важно придерживаться канонического изложения, и они сами вас будут поправлять, если старую добрую сказку решишь рассказать на новый лад. 

— Я не задавалась вопросом нужно или не нужно — родилась идея, которая меня вдохновила и которой захотелось поделиться с детьми.

— Почему вам нравится ставить именно детские спектакли?

Я люблю работать с детским материалом, так как здесь можно фантазировать без границ, и потом дети в своих оценках настолько непосредственны и честны, что наблюдать за этим очень интересно

— Я люблю работать с детским материалом, так как здесь можно фантазировать без границ, и потом дети в своих оценках настолько непосредственны и честны, что наблюдать за этим очень интересно. А еще, дети воспринимают информацию непредвзято.

— Как вы считаете, вы нашли общий язык с детской аудиторией, которая посмотрела предыдущие ваши постановки про Незнайку, Слоненка и другие?

— Когда они внимательно следят за действием, мне кажется, мы с ними говорим на одном языке.

— Какие детские спектакли из вашего детства запали вам в душу и до сих пор сподвигают на то, чтобы делать уже свои постановки для детей? Были такие спектакли или книги?  

Моя любовь к сказкам началась с «Маленького принца» — это самое яркое детское впечатление

— Моя любовь к сказкам началась с «Маленького принца». Это самое яркое детское впечатление.

— Есть шанс, что вы возьметесь за спектакль для малышовой двух-трехлетней аудитории? Наверное, не секрет, что с постановками для этого возраста у нас в городе беда – почти ничего нет, а если есть, то они не соответствуют заявленной возрастной категории и, скорее, отпугивают от театра нежели к нему привлекают.

— Да, бэби-театр это то, что мне еще предстоит познать.

Беседовала Екатерина Соловей