10 главных лауреатов кинофестиваля в Локарно за всю историю

С 7 по 17 августа в швейцарском городе Локарно проходит четвертый по значимости (после Каннского, Берлинского и Венецианского) европейский кинофестиваль. Мы выбрали 10 фильмов-лауреатов главной премии «Золотой леопард», которые обязательны к просмотру как выдающиеся произведения киноискусства.

Германия, год нулевой (Germania anno zero, 1948, реж. Роберто Росселини)

Один из главных фильмов итальянского неореализма, также один из первых лауреатов фестиваля в Локарно. Росселини, которого некоторые называют отцом итальянского кинематографа, снял пронзительную драму о том, что такое война для тех, кто проиграл.

Разрушенный послевоенный Берлин, голод, страх и абсолютная безысходность. Нормальная картина для того времени. Спустя много лет фильм назовут шедевром и настоящим учебником по драматургии (не зря он получил награду и за лучший сценарий).

Крик (Il grido, 1957, реж. Микеланджело Антониони)

Фильм, с которого начинается всемирная слава итальянского режиссера. Несмотря на то, что у него обычно отмечают «тетралогию отчуждения» (фильмы «Приключение», «Затмение», «Ночь» и «Красная пустыня»), «Крик» можно смело относить к этой серии. Именно с него начался фирменный кинематограф Антониони: абсолютная некоммуникабельность персонажей, отсутствие нормальных взаимоотношений и отход от традиционного сюжетостроения.

В огне брода нет (1967, реж. Глеб Панфилов)

Дебютный полнометражный фильм живого классика отечественного кино, также открывший миру талант Инны Чуриковой, которая дебютировала в главной роли в этом фильме. Изначально картину планировалось выпустить к 50-летию Великой октябрьской революции, но в итоговом варианте, собственно, революция оказалась как будто за кадром. На первый план вышла личная, очень трогательная, хотя и трагичная история медсестры Тани Теткиной, которая открывает в себе талант художницы в то время, когда этот талант меньше всего нужен людям.

Более странно, чем в раю (Stranger Than Paradise, 1984, реж. Джим Джармуш)

Несмотря на то, что на Каннском фестивале в том же году фильм получил приз за лучший дебют, это не первая работа режиссера: до этого Джармуш уже успел выпустить свой студенческий фильм «Отпуск без конца». Но именно «Более странно, чем в раю» обычно считают первой самостоятельной картиной — и первой большой удачей режиссера. Снятый в типичном специфическом для Джармуша жанре «несколько людей собрались, поболтали ни о чем и разошлись», фильм открыл перед зрителем экзистенциальные пропасти в лице персонажей, в которых порой сложно не узнать самого себя.

Почему Бодхидхарма ушел на Восток? (Dharmaga tongjoguro kan kkadalgun, 1989, реж. Ен Гюн Пэ)

За свою карьеру южнокорейский художник Ен Гюн Пэ снял всего два фильма (еще был «Люди в белом» в 1995 году). И совершенно неожиданно его дебют, снятый им на собственные деньги без какой-либо поддержки, оказался фильмом, открывшим миру буддизм с новой стороны — визуальной. Необычная, притчевая структура и созерцательность стали основой для сравнения духовной и обыденной жизни: старый учитель, чувствуя приближение смерти, стремится избавить двух юных учеников от волнений повседневной жизни и привести их к просветлению.

Всем, кто увлекается восточной культурой, обязательно к просмотру.

Зеркало (Ayneh, 1997, реж. Джафар Панахи)

С виду эта иранская драма начинается как все остальные неореалистические фильмы «новой иранской волны»: маленькая девочка садится в автобус, едет, слушает какие-то разговоры… А потом встает, заверяет, что сниматься больше не будет и уходит. А режиссер продолжает следить за ней. Задумано ли это по сценарию, или маленькая Мина Мохаммад Хани действительно передумала сниматься и ушла, а Панахи решил это использовать как возможность «посмотреть в человека» — неизвестно. Но магию фильма такой ход лишь усиливает.

Тихие воды (Khamosh Pani: Silent Waters, 2003, реж. Сабиха Сумар)

Локарнский кинофестиваль вообще настоящая мекка для восточного кинематографа — вот и эта пакистанская лента удостоилась главного приза. Пронзительная драма с политическим подтекстом о женщине, которая в 1979 году застает свою страну в момент исламизации всех существующих законов. И теперь у нее на глазах меняется все, даже родной сын: ведь радикальные мусульманские правила очень строго относятся к любым вольностям в женском поведении.

Девять жизней (Nine Lives, 2005, реж. Родриго Гарсия)

Один из главных фильмов колумбийского режиссера, оператора и продюсера, а также сына знаменитого писателя Габриэля Гарсии Маркеса. Гарсия — один из самых вдохновенных исследователей женских характеров в кино: почти все его фильмы так или иначе связаны с женщинами и их судьбой.

Продюсером этого выступил Алехандро Гонсалес Инъяритту, и по структуре девять историй женщин из разных частей света напоминает «Вавилон», «Сука-любовь» и «21 грамм». 

Прямо сейчас, а не после (Jigeumeun makgo geuttaeneun tteulrida, 2015, реж. Хо Сан Су)

В каждой стране должен быть свой «режиссер отчуждения», как Антониони. В России это Звягинцев, в Турции — Нури Бильге Джейлан, а в Южной Корее, которая обычно ассоциируется с холодными мрачными триллерами — Хо Сан Су. Режиссер тихих картин, почти лишенных каких-либо событий, получил в 2015 году приз Локарно за, пожалуй, свой лучший фильм.

Простейшая история: встретились мужчина и женщина, выпили, поболтали, понравились друг другу, а он возьми и скажи, что женат. Не отпускает лишь ощущение своеобразного дежавю, которое подкрепляется и названием фильма.

Миссис Фан (Mrs. Fang, 2017, реж. Ван Бин)

Наверное, самый известный китайский документалист современности, Ван Бин известен своими очень подробными и точными картинами (чего только стоит 9-часовая фреска о рабочих «Тесицюй»). «Миссис Фан» — типичный для режиссера фильм-портрет, как другая его картина, «Человек без имени».

Но кроме того, в этой истории пожилой женщины из глубинки, страдающей прогрессирующей болезнью Альцгеймера, сложно не увидеть аллюзию на современный Китай, который на пути к оптимизации экономических процессов и внешней политики совершенно забывает о людях — таких, как Миссис Фан.