Игорь Андреев: мода — это страшное понятие, она унифицирует всех вокруг

Очень интересный, самобытный человек, стилист, дважды экс-редактор глянцевых изданий, автор образовательного проекта INSIDE рассказал нам, чем занимается сейчас и что его вдохновляет.

 

— Какая мода, на твой взгляд, современна?

— Для меня вообще сомнительно понятие «мода» как что-то очень актуальное и значащее, как узкое направление. Потому что самые яркие и интересные люди не следуют какому-то одному стилю или тому, что «модно». Мода для меня, скорее, страшное понятие, слово, которое унифицирует всех вокруг и делает одинаковыми.

Мода для меня — страшное понятие, слово, которое унифицирует всех вокруг и делает одинаковыми. Это как армия солдат, которые похожи друг на друга как две капли воды

Это как армия солдат, которые похожи друг на друга как две капли воды. Я, наоборот, стараюсь следовать тем вещам, которым уделяется меньше внимания — это какие-то микроэлементы или микростили. Это касается и работы, и того, как я выгляжу сам. У меня недавно спросили: «Игорь, а какой у тебя стиль?». И, знаете, я не смог ответить на этот вопрос.

— Какие современные коллаборации или проекты в мире моды тебе кажутся интересными?

— Если говорить про свой кошелек, то, конечно, прежде всего, это коллаборации масс маркет брендов, таких как H&M, Uniqlo. Из последнего у меня суперкрутой анорак Timberland х Christopher Raeburn.

— Твой личный стиль придумал ты сам или тебе помогли?

— Сам, хотя иногда я советуюсь с Настей Клычковой (экс-директор отдела моды журнала SNC), если в чем-то сомневаюсь. Но обычно все просто: мне нравится какая-то вещь, и я сразу понимаю, для меня она или нет. Я перепробовал уже кучу всего. Было время, когда я все свои деньги тратил на вещь, а носил ее один раз. Иногда я смотрю, как выглядел раньше, и начинаю визуально представлять, что бы я поменял тут, тут и тут. И само собой как-то все получается. Еще очень полезно избавляться от старых вещей. Если вещь долго валяется в шкафу (2-3 года), избавляйтесь от нее: продайте, отдайте, выбросьте, в конце концов.

— Как ты выбираешь  вещи в магазинах или шоу-румах лично для себя?

— Я всегда четко знаю, что мне нужно, или, если я в случайном месте и вижу какую-то супер вещь, то я сразу начинаю думать, с чем могу ее носить. Сейчас ситуация несколько изменилась, и мой гардероб состоит из вещей, которые мне подарили или прислали за пост в инстаграмме, выбор тут, не сказать, что очень большой. Но я как-то так устроен, что мне идет практически всё! Не знаю, почему я себе это придумал (смеется).

Поэтому к тому, на что я трачу свои деньги, я отношусь очень внимательно и зачастую долго думаю, если хочу заказать вещи в интернет-магазине, и всегда жду скидки (улыбается).

— Ты вообще общаешься с московским миром стиля или держишься особняком?

— Недавно я пришел с другом на мероприятие, он вообще не из моей сферы и никогда со мной никуда не выходил, и говорю ему «да я тут почти никого не знаю». Но уже через 5 минут я забыл, что вообще с кем-то пришел, потому что поздоровался тут, поздоровался там, сфоткался, нашел друга и потом опять кого-то встретил и так далее. Общаюсь, но в ограниченных кругах, для меня это, скорее, работа — мероприятия, тусовки.

— Мы знаем, что ты — трудоголик, фанат своего дела, но при этом не намерен ни перед кем лебезить. Расскажи о себе. Какой ты?

— Я уже не знаю какой… Но точно не тот парнишка, который 5 лет назад искренне радовался тому, что в шоу-руме Prada ему выдали вещи для съемки. Очень много всего произошло за эти 6 лет, что я работаю в fashion-сфере. За это время и я, и мой характер менялись чуть ли не каждый год — с такой же интенсивностью, как я менял свои должности. Сегодня я фриланс, как модно говорить. До конца года будет еще несколько мероприятий моего образовательного проекта INSIDE, в который я вложил большую часть себя после закрытия Numero. Но больше ничем заниматься пока не хочу. Сейчас, на удивление, я сплю чуть ли не сутками или рисую… Ужасно, но я почти не отвечаю на сообщения и письма. Поэтому я сейчас ленивый адски. Но, думаю, это только затишье перед бурей следующего года.

Я уже не тот парнишка, который 5 лет назад искренне радовался тому, что в шоу-руме Prada ему выдали вещи для съемки. Очень много всего произошло за эти 6 лет, что я работаю в fashion-сфере

И, конечно, я никогда не позволю навязывать мне свои взгляды. Если только это не сулит мне большую сумму денег, ну, прям, оооочень большую — тогда мои взгляды могут стать более лояльными (смеется). Но это, скорее, из разряда фантастики. Я покинул пост главного редактора Numero из-за того, что не согласился работать в концепции, с которой жить не хочу. Если говорить про коммерцию, то последнее время мне доверяют полностью, зачастую меня это пугает, как будто на площадке я — главный, и заказчику все равно, что мы там делаем. 

— Ты был строг к своим подчиненным? Как ты выстраивал командную работу в редакции?

— Был строгим. Уходил через 3 минуты с редколлегии, если никто не подготовился. Просил объяснительные за опоздания. Бывало, что кричал, хотя всегда думал, что я такой милый мальчик, со всеми своими ля-ля… Но, оказывается, когда на тебя возложен груз ответственности, ты резко становишься «начальником», который думает не только о творческой реализации, но и о том, что у тебя в подчинении люди, и они должны делать свою работу. Приходится быть иногда суровым, но только иногда: в целом, я старался, чтобы каждый член команды мог реализовать себя, всегда хотел новых идей, всегда — может быть, даже слишком часто…

— Ты рассказывал в одном из интервью, что любишь читать литературу 18-20 веков. Кто твои любимые авторы? Были ли произведения, которые, так или иначе, подтолкнули тебя к съемке, реализации каких-либо проектов?

— Гюго, Стендаль, Ги де Мопассан, Джеймс Джойс, да я могу перечислять и перечислять, я люблю полностью погружаться в автора, если хотя бы одна его книга мне очень понравилась. Я начинаю читать все его произведения, вникать в его жизнь. Это супер! А сочетание музеи + книги + фильмы + биография + сами произведения автора дает невероятный, полный коннект с автором, это уже не просто ваша скромная фантазия от прочитанных строк. Правда, проектов по литературе у меня еще не было, может, я не рассмотрел... 

— Идей много, они реально витают вокруг. И вот ты ухватил за хвост одну из них! А дальше?.. Что должно произойти, чтобы ты «утвердил» ее у себя в голове и запустил проект/съемку в реальное производство? Как работает твой личный цензор?

— Идей всегда миллион, один мой пинтерест — это рай для человека, который ищет вдохновение. Я могу зайти на свои доски и за 5-10 минут точно что-то придумаю. А дальше… начинается самобичевание.

Личный цензор для меня — мои друзья: я всегда, когда что-то придумываю, посылаю им. Затем мы обсуждаем мои идеи, я что-то дополняю, урезаю, и только когда уже всем доволен, запускаю проект

Например, на проект «Numero 1000» у меня ушло больше трех месяцев, на проект «Равняйся» для журнала SNC — около двух. Сейчас у меня хранится, как минимум 20 идей, которые полностью оформлены, осталось только дождаться момента. Либо коммерческой истории, в которую я смогу это внедрить, либо глянцевой. Личный цензор для меня — мои друзья: я всегда, когда что-то придумываю, посылаю им. Затем мы обсуждаем мои идеи, я что-то дополняю, урезаю, и только когда уже всем доволен, запускаю проект.

— Каким ты видишь себя через 5-10 лет?

— Я не знаю, что будет завтра. Я рад, тому, что есть сейчас, и мне уже никогда не будет еще раз 28.

Беседовала Екатерина Соловей