Влад Маленко: надо быть смело-старомодным — как личная бабушка

В детстве он познакомился с легендарным Алексеем Каплером, ходил на концерты Агнии Барто, потом был последним советским солдатом, общался со Смоктуновским, Жженовым, Вознесенским и Солженицыным, ездил в горячие точки, чтобы выступить на передовой. Стихи Влада Маленко не оставили равнодушным российского Президента, а пронзительные басни однажды чуть было не оскорбили чувства жителей Московского зоопарка.

 

— Однажды поэт Леонид Филатов сказал о себе «Я человек театральный», какой ты человек?

— Я — человек поэтический. А еще… Башлачев говорил, что он человек поющий, а я — человек вибрирующий. Поэтический, вибрирующий и состоящий из воды больше, чем все остальные. Я всегда живу рядом с водой, в любом моем спектакле, перформансе обязательно присутствует вода.

— А что она значит в твоей философии?

— Вода — это постоянное движение и готовность принять любую форму, несмотря ни на что. Это победа, потому что это бессмертие.

— Поэт в России больше чем поэт, а сегодня для чего становятся поэтами?

— Человек не выбирает. Мне кажется, что поэт — это физическое состояние. И его температура тела всегда на полградуса выше.

— Все любят и знают твои басни. А сегодняшнему моменту какую бы басню ты посвятил?

— Наверное, о расчеловечивании человека. Очень важно, чтобы человек сохранял внутренние, а не внешние черты человека. Многие  ведь очень похожи на людей, но только внешне… Из человека уходит человек — так работает нынешнее время. Но нельзя этого допустить!

— Как остановить этот процесс?

— Очень сложно, требует старомодности и остановки прогресса. Надо быть смело-старомодным, надо быть как личная бабушка. Бабушка — как пример удержания, замочка, как пример наличия тайны, до которой не докопаться.

— Значит ли это, что причиной апокалипсиса будет именно неосторожное раскрытие тайны? И как мы поймем, что достигли границы?

— Да, все верно. Мы уже недалеки от этой грани. Апостол Павел говорил: «Всё вам позволительно, но не всё полезно». Всегда есть внутренний предохранитель, нельзя его сдергивать. Сейчас людьми занимается зверь под именем «Рабство свободы».

Очень важно, чтобы человек сохранял внутренние, а не внешние черты человека. Из человека уходит человек — так работает нынешнее время. Но нельзя этого допустить!

Свобода — это такая опасная энергия, которая нуждается в серьезном регламенте и жестких границах. Те, кто навязывают людям рабство свободы, сами находятся за высоким забором.

— Ты очень интересно рассуждаешь об очень серьезных вещах. Скажи, а к тебе самому не приставали с вопросами «мракобесы», которые у нас любят среди интеллигенции врагов поискать? Не искали какого-то иного смысла в твоих баснях?

— Наверное, и такие были. Недавно со мной произошла удивительная история. Меня позвали в Московский зоопарк выступить с баснями. Я придумал интересную форму, мы решили предложить всем пришедшим надеть маски… Там и лисички, и вороны. Арт-директор зоопарка была в восторге! И вдруг она мне звонит и немного извиняющимся тоном просит прочитать лирику. На мой вопрос о случившемся, рассказывает совершенно невероятную историю: дирекция зоопарка сочли, что я оскорбляю права животных. Это достойно целой басни! Люди запретили баснописцу выступать, потому что его произведения представляют животных не в лучшем свете. Условно говоря, если ворона или барсук у меня шпионы или воры, или енот — альфонс, или крот — алкаш, то я могу этим оттолкнуть людей от посещения зоопарка. Вдруг они скажут: «Зачем мне смотреть на слона, если Маленко сделал слона страдающим любовником?». Я полюбил этих людей, это потрясающе! Это какой-то ужас прекрасный, но мне так нравится.

Беседовала Юлия Добровольская

 

Басни Влада Маленко. «Высокому» выборному сезону посвящается:

Их нравы

Собрались на пати

Представители партий:

Еж-анархист,

Хорь монархист,

Демократ-енот,

Коммунист-крот,

Червь из «Морского яблочка»,

Либералка-бабочка.

Те, кто думает,

Что они поругаются –

Ошибается!

Пати ведь не публичное,

Настроение у всех отличное:

Еж обнимает енота,

Хорь шепчет бабочке что-то,

Червь по ним проползает

И каждого лобызает.

А чего им делить?

Состоятельные,

Обаятельные

Предприниматели.

Все соседи по дачам и виллам.

Улыбаются женам милым,

Ядовитые слюни сглатывают

И петушков по тарелкам раскладывают.

Они ведь машут лапками и руками

Только в присутствии камер,

На страницах газет ругаются,

А в бане то вместе парятся.

Енот в какой-нибудь передаче

Обзовет идиотом крота,

Тот даст ему сдачи –

Красота!

И крот рад

И электорат.

Обглодают друг дружке кости

А вечером

Крот к еноту

Приходит в гости.

Говорят о вечном:

О деньгах,

О том, как их тратили,

И смеются над избирателями.

март 2009 г.

 

Партийный пингвин

Вот вам портрет партийного пингвина:

Пиджак, портфель, заносчивая мина

И дума в голове о круглой сумме,

Что может обеспечить место в думе.

Еще пингвин гордится слоем жира –

С ним легче наплевать на беды мира

И под себя подстроивши законы,

С крылатых беспартийных стричь купоны.

А более тупых, чем он пингвинов,

Жирдяй наш, к верху голову закинув,

Толпой ведет к береговому скосу,

И по пути с них сцеживает взносы.

Размножится запас партийной кассы,

Пока редеет строй пингвиньей массы.

С обрыва в пропасть сотни простаков

Слетают вниз. Партийный путь таков.

И становясь все толще и богаче,

Пингвин в бассейне плавает на даче

И к выборам готовит кошелек.

Так все кому полета не дал Бог

Стремятся быть земными хитрецами

И незаметно совесть отрицая,

В пингвинов превращаются таких

Чтобы всю жизнь летать за счет других.

май 2011 г.

 

Верблюд-либерал

Верблюд-либерал заплевав мегафон,

Кричал, что свобода важней, чем закон

И выше чем Родина, значит,

Которую вскоре всем миром, Бог даст,

Разделят на двадцать смешных государств

И в них процветанье назначат.

На митинг пришло восемнадцать гиен

Из фонда поддержки больших перемен

И два с телекамерой скунса.

Они из верблюда раздули слона,

Мол, вот он – пророк, а дурная страна

Отбилась от верного курса.

С почетом двугорбый катался по миру,

В Америке жил, обнимался с Де Ниро

И плакался то там он и тут:

«Есть в мире пространство, где нет кислорода!

Да здравствует равенство, братство, свобода,

И я – их носитель верблюд!

Горбы – это следствие жизни в неволе!

Имперский вольер – средоточие боли,

Военных амбиций оплот!»

Вопя о грядущей свободы народов,

Верблюд наш неплохо кормился из фондов

Поддержки звериных свобод.

И это был бизнес, простой и циничный,

Сегмент политической жизни столичной.

Верблюд сколотил капитал.

Он втайне плевался на все эти шоу,

Но все-таки числился в театре дешевом

Под кличкой «верблюд-либерал».

сентябрь 2008 г.

 

Митинг (реп-басня)

Собрались на болотное пати

Представители партий:

Еж-анархист,

Хорь-монархист,

Демократ-енот,

Коммунист-крот,

Червь из «Заморского яблочка»,

Защитница леса-бабочка,

Два блогера — бегемота

И еще кто-то…

Короче, зверьки и залетные мушки,

Которым так хочется быть у «кормушки».

За трибуной, возле помойного бака

Возникла драка:

Спорили, блять,

Кому больше терять…

Крот помахался с ежом-стариком

И выполз на сцену с большим синяком,

Но он этому даже рад -

Битых ведь любит электорат!

Стоят на ветру -

О насущном трут.

Каждый считает, что он-то крут!

Оранжевым мячом

В политический футбол

Учил их играть сам тренер Макфол…

Кабинет овальный,

Блогер Провальный -

Улыбчивый могильщик

«Власти сокральной»…

Курицу власти

Делят на части

Ротики, щупальцы, клювы, и пасти.

А то, что у них под ногами на митинге -

Это все-лишь «безмозглые винтики»,

Просто сегодня в болотистой местности

Выгодно «впарить» немного о честности!

По большему счету «политикам» этим

Плевать, чем потешиться — митингом, петингом…

Главное — камеры и микрофоны,

Чтобы увидели их миллионы.

 

Я не поклонник работников ЦИК,

Но митинги эти — совсем уже цирк.

февраль 2012 г.