Евгений Федоров / Tequilajazzz: в нашей истории еще не было концерта в открытом космосе

В преддверии выступления на фестивале Tinkoff Stereoleto, который пройдет в Петербурге 10 и 11 июня, мы пообщались с лидером группы Tequilajazzz Евгением Федоровым.

— В конце апреля вы представили в Питере новый, акустический альбом «Небыло». Что было, все мы знаем, а вот чего еще в истории Tequilajazzz не было? Когда коллектив воссоединился, как вы себе представляли его будущее? И что из этого воплотилось в жизнь, а что – еще нет?



— В нашей истории еще не было концерта в открытом космосе. Остальное было. И космос, верю, тоже будет. Мы к этому готовимся — и морально, и творчески, и физически.

— С чем выйдете на Стереолето? Что будете исполнять? Новые композиции услышим?

— Мы будем играть альбом «Целлулоид», которому этим летом исполняется 20 лет. Альбом «Целлулоид» — только его и целиком, впервые в истории.

— В этом году вы отмечаете 25-летие группы и планируете юбилейный тур по России. Вспоминая прошлые большие туры и историю группы в целом, расскажите, как поменялась ваша публика за это время, как поменялись вы сами, каким был и каким стал Tequilajazzz?

— Если раньше на наши концерты ходили представители примерно одного поколения, то теперь — целых трех. Ходят с детьми и внуками, и это — не предел.

Мы сами стали старше и гораздо расслабленнее, чем раньше, гораздо самоироничнее и веселей. А вот каким был и каким стал Tequilajazzz, мы не знаем.

— Давайте пройдемся по Петербургу с Tequilajazzz: куда пойдем, что будем смотреть, где пропустим по рюмочке или выпьем кофе?
— Я бы рад, чтобы кто-нибудь мне самому провел такую экскурсию. С бесконечными репетициями, студиями и разъездами мы не успеваем следить за тем, что происходит в городе.

Мне все больше нравится Коломна. Там ближе порт, верфи — все то, что делает город по-настоящему морским, наполняет его сутью

Мне друзья из Москвы или Самары рассказывают о том, где выпить и закусить в Петербурге. В силу характера и образа жизни я хорошо знаком с незаметными и нетуристическими местами, например, на Петроградской стороне.

 — В одном из интервью вы как-то сказали, что стали частью питерского ландшафта. Ваш Петербург – он какой? Что-то из «ленинградского» периода, то, что вам дорого, в нем сохранилось? Ваши места силы в Петербурге?
— Я всегда был верным поклонником Петроградского района и всю свою жизнь провожу здесь, подальше от туристических путей. Но в последние годы все чаще бываю в Коломне и вокруг, и мне все больше там нравится. Там ближе порт, верфи — все то, что делает город по-настоящему морским, наполняет его сутью.

Беседовала Екатерина Соловей