«Мой первый раз»: Бан Мунечика об отношении к шеф-поварам в России и Японии

Бан Мунечика — единственный в Петербурге японский повар, имеющий лицензию на приготовление рыбы фугу. Сегодня он не только отвечает за кухню в ресторане премиум-класса MEGUmi, но и возглавляет Ассоциацию японских поваров РФ. В Петербурге он относительно недавно, а вот знакомство Бан-сана с Россией началось более 10 лет назад.

 

ТО: Где вы родились?

Бан-сан: Я родился в Хокайдо — одной из самых больших и самых северных префектур Японии, расположенной на одноименном острове.

ТО: Что послужило причиной переезда?

Бан-сан: Мой дядя работал поваром в Японии. Он работал почти без выходных, провести праздник с семьей было несказанной удачей. При этом не могу сказать, что профессия повара вызывала уважение. Если в Петербурге шеф-повара — это своего рода звезды, то, когда я начинал работу в Японии, отношение к поварам было довольно пренебрежительным. Я начал искать работу за границей: для переезда рассматривал США, Францию, Англию и Россию. Сравнив условия работы и уровень оплаты труда, я выбрал предложение ресторана в Москве, где прожил 10 лет, а затем, получив предложение от ресторана MEGUmi в петербургском отеле Lotte, переехал сюда.

ТО: Первое жилье?

Бан-сан: Первую квартиру для меня, конечно же, снял работодатель. Тогда я совсем не говорил по-русски. Для меня купить бутылку воды в ларьке было проблемой. Я шел к ларьку и всю дорогу повторял: «Бутылку минеральной воды, пожалуйста. Бутылку минеральной воды, пожалуйста». Подхожу и на одном дыхании говорю, а продавщица мне: «Что?». А вообще, так как у меня не было друзей, я очень много времени проводил в квартире за компьютером, общался в Интернете. И вот, однажды, я слышу какой-то шорох, оборачиваюсь, но никого нет... Потом шорох повторился еще и еще… Оказалось, что у меня под шкафом живет мышь. Я впервые видел мышь в доме! У нее был лаз в норку как в «Том и Джерри».

Я безумно рад, что переехал в Петербург. Как только вдохнул воздух, вот этот влажный ветерок с Финского залива, который напоминает воздух тех мест, где я родился, я понял, что это — мой город

А еще в квартире батарея была покрашена вместе с регулятором, поэтому отопление всегда жарило на полную мощность. Я просыпался в поту, открывал форточку, потом просыпался снова из-за того, что замерз. И так всю ночь: открыл-закрыл.

Очень удивило, что мусор — и бутылки, и бумагу, и железо — все вместе выбрасывают. В Японии даже резиновые тапочки с металлическими заклепками разбирают на составляющие прежде чем выкинуть.

ТО: С какими сложностями вы столкнулись, переехав в Россию?

Бан-сан: В первую очередь — это язык. Принимая решения о переезде, я почему-то был уверен, что куда бы я ни поехал, по крайней мере на английском языке все хоть что-то понимают и могут объясниться. Первый день на работе я был шокирован: меня не слышали, не видели, не понимали. Я кричу: «Look at me, I will show you!», повар смотрит на меня непонимающе, а затем прибегает с репчатым луком. Я опять кричу: «Why are you giving me onions? I asked you to look at me!» (прим. — «Почему ты мне даешь лук? Я попросил тебя посмотреть на меня!», повар кивает, убегает и приносит лук-порей). Тогда я понял, что без знания русского языка у меня ничего не получится.

Я завел блокнотик и заносил туда все слова, которые я смог выхватить из речи и понять их значение. Увидел, что кто-то просит: «Дай!» и ему что-то дают. Записываю в блокнотик, полезное слово. И так далее.

ТО: Оправдал ли Петербург ожидания?

Бан-сан: Я безумно рад, что переехал. Как только вдохнул воздух, вот этот влажный ветерок с залива, который напоминает воздух тех мест, где я родился, я понял, что это — мой город. И переезд дался мне намного легче, чем переезд в Москву. Люди в Петербурге как-то добрее и душевнее. Душа петербуржца как душа самурая: тут уважают пожилых, уступают место в общественном транспорте.

Душа петербуржца как душа самурая: тут уважают пожилых, уступают место в общественном транспорте

Кстати, в современной Японии не принято уступать место, места для пожилых и беременных обозначены определенным цветом, на другие места они «претендовать» не могут. А если к женщине с коляской подойти помочь подняться по лестнице, она разозлится, начнет кричать, почему ты трогаешь ее коляску! В Петербурге все по-другому. Конечно, есть люди бескультурные, невоспитанные, но общее впечатление все равно положительное.

ТО: Что бы вы пожелали поварам, которые приезжают работать в Петербург?

Бан-сан: Конечно же, учить язык и изучать вкусы. Например, я обнаружил, что русские очень любят соленое. Даже если смотреть по количеству соли в хлебе, русский хлеб один из самых соленых. Если в Японии стараются сохранить именно вкус самого продукта, то в России его обязательно посолят, поперчат, помаринуют. Даже если вы хотите готовить аутентичную кухню, вам придется ее адаптировать.

Беседовала Елена Петко