Кензо Такада: я — скромный человек, но я старался

Великой сентябрьской модной революцией было названо мероприятие, главным событием которого стало посещение Санкт-Петербурга знаменитым модельером Кензо Такада. Этот визит, по задумке организаторов, должен подчеркнуть историческое предопределение формирования новой мировой столицы моды в нашем городе — колыбели трех революций и жемчужине мировой архитектуры. В формате круглого стола с представителями администрации, выдающимися художниками, дизайнерами и СМИ великий кутюрье ответил на вопросы о своем творчестве и судьбах индустрии моды. Тайм Аут не остался в стороне и расспросил господина Кензо Такада о революционности в моде.

 

— В 1970-е годы, когда впервые вы — модельер из Японии — заняли ведущее место на подиуме в Париже, вы свершили революцию в моде ХХ века, создав вместо облегающих просторные вещи, позволяющие человеку быть максимально свободным и в жестах и в мыслях… Что должно сегодня произойти в моде, чтобы это стало революционным?

— Это не просто должны быть изменения в крое, тканях. Изменилась радикально жизнь — все сферы ее совершенно иные сегодня. Мода перестала быть элитарной, дизайнерские вещи уже существуют не только для избранных. Каждый человек может сейчас позволить себе оформлять свою внешность без оглядки на строгие регламентации. Даже те, кто не может попасть на показ коллекции, могут сразу посмотреть ее в интернете. Нет тех трех месяцев, когда сохранялась тайна коллекции. Современные люди во многом «отделяются» от социума и одеваются уже «для себя». Но мода и социум неотделимы. Насколько меняется общество, настолько меняется и мода. Революция в моде свершится, если таковое произойдет в реальной жизни.

— Среди ваших живописных работ последних лет есть автопортрет со снятой маской — это размышления о двойничестве Человека и Художника, о том в какой из ипостасей он истинный?

— Прежде всего, я смотрел в зеркало и легко писал самого себя. Это отсылка к театру Но, к историческому костюму и его символике. Если я и буду в будущем заниматься живописью, то это будут не аллегоричные, а конкретные вещи. Мне чужда абстрактность в изображении.

Мода перестала быть элитарной, дизайнерские вещи уже существуют не только для избранных. Каждый человек может сейчас позволить оформлять свою внешность без оглядки на строгие регламенты

— Вы совсем юным человеком попали в Париж и добились невероятного успеха. В чем секрет, залог признания? Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам костюма в России, где модная индустрия только начинает вставать на ноги?

—  Великой удачей для меня стал момент, когда модный дом Луи Феро купил у меня первые шесть эскизов. Потом уже в журнале Elle мне дали адреса, куда бы я еще мог предложить свои эскизы. Я обошел все адреса. А через два месяца уже имел вид на жительство и работу. До создания собственного модного дома я много работал на других. В те годы в сфере моды самым прогрессивным был Лондон, но я мое сердце принадлежало Парижу, и я остался в нем… Перед первым дефиле я задался вопросом: что я могу создать свое, ни на что не похожее? Передо мной была великая культура, и этот западный мир меня завораживал. Но я поехал в Японию, купил старые кимоно и сделал коллекцию на их основе. Традиционное смешение в японском костюме цветов и фактур покорило европейскую публику. С десятью другими дизайнерами мы решили в одном месте показать свои коллекции — это положило начало неделям мод. 

Дизайнер из другой страны смог показывать свои работы в Париже, это именно та традиция, которую сегодня российские дизайнеры хотят продолжить, выходя на мировой рынок. Я — скромный человек, но я СТАРАЛСЯ.

 

Беседовала Влада Липская