Полина Сидихина: я обожаю, когда сложно —  это закаляет и развивает

Тайм Аут Петербург пригласил Полину Сидихину на роль гостевого редактора рубрики «Театр», так как она хорошо знает театральный процесс изнутри и в курсе закулисной театральной жизни Петербурга. Но прежде решил познакомить читателей с творчеством и взглядами актрисы. 

— Полина, ваш моноспектакль «Диалоги по поводу американского джаза» — очень непростая, вещь, да и спектакль «тащить» только на себе тоже очень непросто. Как на это решились? Какие были ощущения после премьеры и сейчас, когда спектакль сыгран уже не раз? 

— Начиная работать над этим материалом, я задавалась теми же вопросами. Как я справлюсь в одиночку, и кому на это будет интересно смотреть? Специфика моего моноспектакля и моего существования в нем заключается в том, что ты, зритель, становишься моим партнером. Я нахожусь в диалоге с тобой и действую, исходя из нашего общения — здесь и сейчас. Казалось бы, та же манера существования актера, что и в массовых спектаклях, да только стою я на сцене одна и прятаться мне не за кого! А это уже совсем другие ощущения — ощущения полного полета. Я обожаю, когда сложно: это закаляет и развивает, поэтому я получаю колоссальное удовольствие, вновь и вновь проживая смятение моей героини. А еще больший восторг я испытываю, когда вижу в зале заплаканные, счастливые или наполненные эмоциями глаза. Это поистине чудо — осознавать, что своим спектаклем ты можешь воздействовать на сознание людей, оказывать им психологическую помощь и, возможно даже, менять их жизни в лучшую сторону. Для меня это то единственное, ради чего стоит быть актером.

— В каких еще постановках вы задействованы? Есть ли спектакли-«любимчики»? 

— Мне очень повезло с однокурсниками, педагогами и театром. Это большое счастье, что мы есть друг у друга. Честно признаться, я всегда получаю удовольствие от совместной работы с моими талантливыми партнерами — в любом из наших спектаклей.  Но особенно дорожу постановкой «Два вечера в веселом доме» А. Вербина по мотивам повести «Яма» А. Куприна, так как это моя первая главная драматическая роль. Именно благодаря этому материалу я осознала, что теперь вовсе не интересуюсь кино, а хочу только служить в театре. Я ценю также наш спектакль (спектакль театра «Мастерская» — прим. ред.) «Зори здесь тихие», потому что он репетировался в непростое время и дался нам совсем нелегко! Мы тогда только закончили Театральную академию, в это время решался вопрос о присвоении «Мастерской» статуса государственного театра. По этой причине около года мы все существовали на голом энтузиазме. И все  же решили времени не терять: сами собрались, обратились к нашей однокурснице — режиссеру Полине Неведомской с предложением сделать с нами военную драму Васильева. Нам потребовалось почти девять месяцев — это долго! Буквально как ребенка мы выносили и «родили» этот спектакль. В нем есть очень сильная движущая сила — это скорбь и патриотизм, которые мы испытываем, когда в зале сидят блокадники, и которые мы очень хотим привить подрастающему поколению. 

— Вопрос старый как мир, но без него не понять, что вам ближе: кого хотите сыграть в будущем и почему?

— Стремление к развитию подталкивает меня ставить перед собой новые цели и все более сложные задачи. Интерес у меня вызывает все, чего я не знаю и чем еще не владею. Очень хочется сыграть, например, непреодолимую материнскую любовь, такую, как описана  в романе «Обещание на рассвете» Ромена Гари. Такого опыта у меня еще не было: ни в театре, ни в жизни. Есть мечта сыграть на чужом языке: английском или французском, что кажется мне почти невозможным, потому как этимология мне не подвластна… Еще совсем недавно я осознала, что пришло время спеть что-нибудь красивое со сцены и таким образом реабилитировать себя после пяти лет обучения в театральном институте, где я считалась «не поющей».

— С кем бы из актеров вам хотелось сыграть на одной сцене?

— С теми, у кого я могла бы каждый раз чему-то учиться. С Высоцким, Чаплиным, Раневской, Вивьен Ли, а если говорить про современников, то с Мерил Стрип, Шарлотой Гинзбург, Бенедиктом Камбербэтчем. Нескромно, правда?!

— Идеальный партнер по спектаклю – он какой?

 — Ну, для начала трезвый! Шучу. Живой, видящий и слышащий, с мощной энергетикой, непредсказуемый, но соблюдающий «коридоры».

— Ваш путь в театре еще недолог, как вы видите себе свою карьеру? Какие вехи для вас важны?

— Ну, недолог — это еще как сказать! Театр «Мастерская» открыл в августе уже восьмой театральный сезон, плюс мы еще учились пять лет, а не четыре как все сейчас, так как у нас был режиссерско-актерский курс. И до поступления я часто бывала с папой (актером Евгением Сидихиным – прим. ред.) на репетициях новых постановок или смотрела его уже готовые спектакли на сцене БДТ. Этот мой «театральный путь» раскинулся на всю жизнь и уже давно не является карьерой — это образ жизни, которому я не намерена изменять. 

— Что помимо театра вам интересно? Чем вы увлекаетесь?

— Путешествия. Я почти каждый месяц стараюсь найти время и улететь куда-нибудь. Такой образ жизни мне привили родители. В детстве мы часто отправлялись всей семьей за папой — туда, где снимался его очередной фильм. Просто чтобы быть вместе! К хорошему быстро привыкаешь, сейчас мне путешествия нужны просто для перезагрузки. Я любуюсь архитектурой, наблюдаю за людьми, пополняю свой визуальный запас, подпитываюсь культурой и энергией других стран.

— Какие места в Питере любите посещать?

—  Мне нравится остров Новая Голландия. Европейское чудо в самом центре культурной столицы. Пространство парка очень грамотно организовано, с  ландшафтным дизайном,  современными детскими площадками и модными инсталляциями. Тут тебе и концертная площадка, и рестораны с магазинчиками — и все на одном пятачке. Я испытываю гордость за город, присутствуя там.

Мой «театральный путь» раскинулся на всю жизнь и уже давно не является карьерой — это образ жизни, которому я не намерена изменять

— Есть ли в городе «места силы», где вам по-особенному хорошо?

— Родительский дом — это мое место силы. Там я всегда по-настоящему счастлива. И, конечно, я всегда испытываю эмоциональный подъем, приходя в свой театр. Парк 300-летия – тоже особое для меня место: здесь малышкой я бегала еще по пустырю на берегу Финского залива и сажала с папой деревья… А сейчас  я уже могу спрятаться в их тени и размышлять, насколько наша жизнь мимолетна, и с какой скоростью летит время. Кстати, подобные мысли служат для меня отличным пинком под зад! (Смеется).

— Уже совсем скоро в очередной раз стартует наша ресторанная премия «Меню и счет». Если бы вы голосовали, то какие гастрономические заведения, бары, кафе, пабы назвали лучшими в городе?

— Я обожаю эклеры из «Антре», ванильный раф из «Даблби» , в ресторане Hitch вкусные завтраки, кафе «Блок» я бы отметила за интерьер, гастробар Four hands за то, что они под домом, бар террасы отеля W — за панорамный вид.

— Обращаясь к аудитории портала, что бы ей хотели пожелать?

— Наши друзья — это гормоны счастья: серотонин, дофамин и эндорфин, положительным образом влияющие на нервную систему и способствующие восстановлению нервных клеток. Культивируйте в себе любовь к ближнему, преданность, уважение и почитание родителей, которые подарили тебе жизнь. Ходите в театр за подлинными эмоциями, ставьте перед собой множество целей и задач  и двигайтесь к ним уверенно и смело.

 

Беседовала Екатерина Соловей