Петя и волк, Вова и заяц, Лена – лисичка-сестричка

Сегодня, когда в каждом детсаду и школе проходят новогодние утренники, Тайм Аут Петербург обзвонил петербургских дизайнеров, чтобы выяснить, а кем они были на новогодних праздниках. «Карнавальный костюм детства как ангел-хранитель сопровождает нас всю жизнь, часто предвещая или оказывая влияние даже на выбор профессии», — такой вывод сделал корреспондент, выслушивая рассказы ведущих дизайнеров костюма.

Таня Котегова

«Была на утренниках, школьных спектаклях и классической Снегурочкой и разными другими персонажами. Ярче всего запомнилась Золушка: у меня были длинные рыжие волосы, которые завили локонами, и именно прическа создавала образ. Мне очень понравилось из затрапезного платья переодеться в роскошное бальное и удивить всех вокруг. Стремление к преображению, к прекрасному всегда создается в детстве».

Татьяна Парфенова

«Меня очень любили наряжать родители: я была ребенком чрезвычайно активным, раскрепощенным и на мне все удивительно выразительно смотрелось. На Новый год как-то специально сшили платье ярко оранжевого цвета с вышивкой в узбекском стиле, на голове была черная бархатная тюбетейка тоже вся в вышивке, которую папа, создатель космических кораблей, привез из Байконура, а волосы заплели в множество косичек, я даже танцевала что-то восточное. Эмоциональные и экспрессивные наряды запоминаются больше всего».

Янис Чамалиди

«Некоторые дети любят одеваться в отрицательных персонажей разбойников-пиратов. У меня такого никогда не было, вообще не делил ничто на добро-зло, просто восхищало все прекрасное, любил созерцать разное. В школьном спектакле играл повара – мне сделали колпак, накладки из ваты на живот, чтобы я выглядел толстым, достаточно правдоподобно получилось. Но вот костюм принцессы, который был на девочке, в которую я был влюблен, мне до такой степени не понравился, что я даже устроил скандал и не хотел выходить на сцену. Когда утешавшие меня спрашивали, что мне в ее платье не нравится, я повторял: «Оно не красивое!». Как помнится, платье было сшито из тюля и марли. Уже тогда неэстетичные вещи меня раздражали…».

Юлия Косяк

«Больше всего запомнился костюм Феи утренней зари, я участвовала в нем в каком-то представлении и должна была появляться из-за штор на окне. Сам костюм был сшит из бывших штор бордового цвета, на которые были нашиты рюши и кружева. Но вот юбку мне сделали слишком узкую, и элегантно выпорхнуть у меня не получилось – с грохотом спрыгнула с подоконника, испугав тех, кто находился рядом. Уже дома я сама сделала разрезы на подоле. Может быть, это один из подсознательных моментов, которые всегда заставляют меня думать о комфортности моделей, которые создаю сегодня».

Владимир Бухинник

«В школьные годы я уже занимался в цирковой студии и костюмы новогодние у нас были связаны с каким-либо представлением. Хорошо запомнилась одна из первых новогодних ролей и костюм к ней – это был заяц-почтальон. У меня были белые шорты, гольфы, кеды, белая рубашка, а на голове шапочка с ушками и почтальонская сумка через плечо. Я относился к празднику, как к спектаклю, чувствуя свою ответственность за то, чтобы всем было весело. Еще должен был организовать хоровод и водить детей вокруг елки. Возможно, это и было предвестием моего педагогического будущего сфере дизайна костюма…».

Елена Бадмаева

«Я была лисой из русских сказок. Хвост длинный-длинный и я его придерживала рукой. Весь наряд был исполнен в огненно-алой гамме и еще были потрясающе красивые красные бусы. Помню, что стала звездой праздника – все одноклассники не могли от меня глаз оторвать. Так с детства я привыкла к восторженным взглядам. Очень важно дать ребенку почувствовать свою исключительность и уникальность. Карнавальный костюм и в детском и во взрослом состоянии может сделать это оптимальным образом!».

Беседовала Влада Липская