Петербург
Москва
Петербург
Деймон Албарн:

Деймон Албарн: "Сильно сомневаюсь, что стал взрослым"

Участники главной британской рок-группы Blur рассказали Time Out о мужской дружбе, процессе создания альбома и детях.

Этой весной группа Blur, известная в России как авторы «той самой «Song 2», выпустила «The Magic Whip» - первый альбом за двенадцать лет, полноправно претендующий на звание лучшего диска года. В довесок британцы опубликовали три очень странных клипа. В последнем, выпущенном совсем недавно, четыре всемирно известных мужчины хорошо за сорок предстают в костюмах мороженого, мухи, таракана и чего-то большого и красного. Time Out поговорил с музыкантами о долгожданном воссоединении, новом альбоме и взрослении.

Почему вы снова объединились?

Деймон Албарн, вокалист: Мы провели по отдельности именно столько времени, сколько было возможно.

Ваша новая запись великолепна. Ее создание вас сблизило?

Деймон: Мне кажется, то, что мы начали в 2009 году в качестве своего рода публичного ремонта наших отношений, стало частью этого альбома. Противоречий в группе больше нет. То, что объединяет нас четверых – это особенный вид химии.

Алекс Джеймс, бас-гитарист: Наверное, это все же очень странно – посвящать всю свою жизнь тому, что случилось с вами в юности. Это происходит со спортсменами. Я думал, что сыграл свой финал.

Грэм Коксон, гитарист: Что тут сказать, делать так, чтобы люди вокруг прыгали и улыбались – это магия. Единственное, что мешает – это мысль «Грэм, тебе 46 лет, и ты выглядишь просто нелепо.

Вы все еще нервничаете перед большими выступлениями?

Деймон: Не нервничаю. Скорее беспокоюсь о том, чтобы выдержать концерт физически и сделать все, как надо. До 2009 года я был тяжелее. Я занимался Gorillaz, и моя работа не предполагала хорошую физическую форму. Меня, конечно, никогда нельзя было назвать толстяком, но я был на пару размеров больше, чем сейчас. С тех пор я тренировался постоянно – занимался всем, чем мог, от бокса до велосипеда.

Насколько я знаю, собраться для записи альбома предложил Грэм. Трудно было передать контроль в его руки, Деймон?

Деймон: Нет, я был в восторге. Я считаю, это была фантастическая возможность для Грэма вернуть свое место в Blur – моего подельника. Мы создали группу вместе еще в школе. За пять дней в Гонконге мы записали 40 часов. Потом я просто забыл про альбом, только потому что Грэм пообещал, что сам все сделает. Потом, конечно, я взялся за него снова.

Сегодня ваша популярность снова растет. У вас появилось целое новое поколение поклонников.

Грэм: Да, у нас возникает ощущение, что наших поклонников заморозили и сейчас размораживают. Но на концерты приходят и двадцатилетние, которые только сейчас узнали о группе, и она им понравилась.

Деймон: Может быть, это происходит, потому что мы исчезли на 10 лет, как будто заморозили нас. Это отличный баланс: сейчас в некоторых частях мира нас слушают только подростки.

Алекс: Отчасти поэтому мы думали: «Что ж, кажется, нам все еще есть, что сказать».

Алекс, вы отец пятерых детей. Вы будете в ужасе, если кто-нибудь из них скажет, что хочет стать рок-звездой?

Алекс: Нет, это явно не худшее из того, что они говорят. Один из мальчиков научил младшую дочь говорить «Я укушу тебя за пенис», так что пока мы беспокоимся об этом. Ей три года, и мы очень веселимся, когда она говорит это.

Они были недовольны вашим возвращением в Blur?

Алекс: Последние 10 лет они провели среди сыра (после распада группы Алекс купил себе сырный завод – прим. Time Out), так что нет.

Кстати, о еде. Как вы думаете, почему мы все сейчас стали такими гурманами?

Алекс: Мне кажется, 90-е были десятилетием искусства. В начале 90-х современное искусство было шуткой: «искусство» писалось в кавычках. Но к их концу Тейт Модерн была самым посещаемым туристическим объектом в стране. Последние же 10 лет были посвящены еде. Британские повара более известны в мире, чем рок-звезды. Я был на ТВ-шоу пару недель назад с шефом, который приехал всего на четыре дня, но телевизионщики его все-таки отловили и привезли в студию, потому что им для порядка нужен был модный шеф-повар.

Деймон, скоро вы представите ваш мюзикл «Алиса в стране чудес». Что ваше руководство думает о том, что вы вновь решили стать рок-звездой?

Деймон: «Страна чудес» сейчас стала настоящим кошмаром. Ее директор Руфус Норрис пропустил вчерашнюю репетицию, потому что отравился, кстати, в ресторане. Я очень волнуюсь – это амбициозный проект, там безумные костюмы. Надеюсь, мы успеем к премьере.

Вы можете вспомнить момент, когда повзрослели?

Дейв Раунтри, ударник: Лет в 40, наверное, после распада группы. Нет смысла взрослеть, когда сотни тысяч человек покупают билеты, чтобы посмотреть на тебя, и кто-то постоянно ходит за тобой, спрашивая «Не хотите ли десерт?».

Деймон: Я сильно сомневаюсь, что стал взрослым.

24 июня 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация