Петербург
Москва
Петербург
Итоги года:

Итоги года: "ГлавClub"

Осенью в концертной жизни города произошел дворцовый переворот. Возвращенный «Главclub» материализовался не абы где, но прямо в Ленинградском дворце молодежи – месте рок-силы 1980-х. По просьбе Time Out промоутер Илья Бортнюк развернул несколько исторических страниц ЛДМ, а арт-директор «Главclub» Константин Клюшев осветил перспективы старого нового заведения.

Илья Бортнюк, промоутер, директор компании «Светлая музыка»:
Во Дворце молодежи я впервые оказался классе в восьмом: мы поехали на дискотеку. Они проводились в разных ДК, но «крутой» считалась именно эта. Дворец молодежи был центровым местом, там был зимний сад – в этом было что-то западное, привлекавшее всяких мажоров, фарцовщиков и, само собой, любителей музыки. Был бар, в котором продавались коктейли, что тоже было элементом «западной жизни». Был гриль, и по ЛДМ все время распространялся приятный запах жареного мяса. Крутили здесь и Duran Duran, и The Cure, и Modern Talking. Конечно, и классический рок – Deep Purple, The Beatles, The Rolling Stones. Проходила любая музыка, отличная от того, что играли по телевидению и трех кнопках на радио. Хотя ставили и советские хиты, тогда еще действовало указание ВЛКСМ о запрещенных группах, но его все равно как-то обходили. Песня обязательно объявлялась: «А теперь старый любимый рок-н-ролл… А теперь медленный танец…»
Первый реальный концерт, который я здесь посмотрел, состоял из двух отделений: группа «Секрет» и группа «Пикник» – интересное сочетание. И это было одно из первых выступлений «Секрета»; мне дико понравилось, яркое впечатление. С 1985 по 1986 годы в ЛДМ проводились, наверное, одни из лучших концертов. Билеты сюда достать было сложно. Нужно было ехать с утра, вставать в длинную очередь и надеяться, что тебе хватит. В какой-то момент моя мама нашла знакомую, у которой тоже была знакомая в билетной кассе ЛДМ, и проблем у меня больше не было: я мог попадать на все интересующие меня концерты. А их было великое множество: «Кино», «Аквариум», «Зоопарк», «Поп-механика», первые в Ленинграде концерты «Браво», «Звуков Му», «Бригады С». Помню, что был еще на творческом вечере Андрея Макаревича. Практически все, что случалось интересного, проходило здесь. Я старался не пропускать ни одного концерта и минимум раз в месяц на что-то ходил.
Однажды случился забавный момент, кажется, на одном из фестивалей. В ЛДМ внизу гардероб и туалет, я спустился вниз – а там картина почти как из «Ассы». Стоит Виктор Цой в легком подпитии, улыбается, а рядом тетка-администратор выговаривает ему – курил он, что ли. Выговаривает, выговаривает и уже почти начинает милиционера вызывать. Я подошел, говорю: мол, отпустите, это артист, которому выступать надо. Каким-то образом я его отмазал, она поверила, милицию звать не стала. Цой так же благодушно и ушел. А потом каждый раз, когда мы с ним пересекались на других концертах, улыбался и говорил «спасибо».

Апофеозом стал 5-й фестиваль Ленинградского рок-клуба в 1987-м. Это был «бест», выступали все. «Кино» впервые полностью представило альбом «Группа крови» – с двумя басистами и двумя барабанщиками – Густав и Африка. На этом же фестивале выступали «Аквариум», ДДТ, «Аукцыон», «Игры», Башлачев. Это фестиваль был последним перед последовавшей музыкальной перестроечной истерией. Я в 1987-м ушел в армию, «Кино» были популярными, но еще не до такой степени. А когда вернулся, это уже концерты в СКК и вся страна их слушает. Со всеми группами так произошло. А тот фестиваль успел пройти в момент, когда эта рок-история еще не стала достоянием масс. Он длился три или четыре дня, по пять-шесть выступлений. Это называлось фестивалем, но в современном понимании ничего фестивального там не было, скорее серия концертов. Но была атмосфера, и это было очень круто.
Зал в ЛДМ был сидячий, и даже на супердрайвовых концертах типа «Браво» «рокабиллы» танцевали разве что в боковых проходах. Их, впрочем, все равно пытались усадить. Такое случалось почти всегда. У «Аквариума» однажды был дико драйвовый концерт, с Ляпиным еще – они играли электрическую программу, чуть не панк – и зал встал уже на второй песне.
В 1991-м, на волне клуба TaMtAm, у меня возникла идея сделать фестиваль. Естественно, был выбран ЛДМ – других мест было не представить. Я нашел партнера, странного персонажа по имени Саша, который был тогда директором модной группы «Дурное влияние», игравшей подобие готик-рока. Само понятие «фестиваль» в 1991-м было очень странным. При этом Саша нашел спонсора, фирму «Элви», которая даже непонятно чем занималась, но дала денег. Информационным спонсором мы взяли станцию «Радио Рокс», еще московскую. Пришли в ЛДМ, договорились. Работать с администрацией было вполне легко. Фестиваль проходил два дня, каждый день выступало по шесть-семь самых актуальных на тот момент групп: «Дурное влияние», «Никогда не верь хиппи», «Солус Рекс», «Пупсы» – из них потом появилась Tequilajazzz, первый концерт «Нож для фрау Мюллер» именно с таким названием. Вся грядка нового построкклубовского поколения артистов. Было здорово, даже настоящая драка случилась, менты вмешались, а потом мне пришлось им платить по паре рублей «на лечение». Группы все играли бесплатно, аппарат кто-то нам дал, расходы были минимальные, хотя и надо было платить за аренду. В итоге мы даже что-то заработали.

В 2001-м я работал в компании «Гала Рекордс» и полностью занимался альбомом «Ленинграда» «Дачники». Я решил делать группе большой концерт – конечно, в ЛДМ. Других вариантов с тысячными залами не было. Надо понимать, что до этого самые большие концерты «Ленинграда» проходили если и не в «Грибоедове», то разве что в немного более крупных местах. Даже от клуба «Спартак» отказывались. Если честно, я сильно боялся: ясно, что группа классная, но что с народом, предсказать было трудно. Сначала билеты продавались очень плохо, но за три-четыре дня до концерта вдруг их стали разбирать, а за два дня их уже не было. Вечером, когда уже был солд-аут на тысячу человек, у дверей скопилось еще столько же людей, в надежде купить билеты на месте чуть двери не сносили, пришлось усиливать охрану. И это был концерт, на котором никто вообще не садился, народ стоял на ушах, нам потом пришлось платить за сломанные кресла. Для того момента это был крупный успех. Потом я слегка расслабился, а за это время с «Ленинградом» кто-то уже договорился о концерте в «Юбилейном» – и туда пришло уже 9000 человек. Такая ситуация.