Раба любви
Михайловский театр открывает оперный сезон постановкой бывшего руководителя Зальцбургского фестиваля Юргена Флимма, который по-новому взглянет на «Манон Леско» Пуччини.

Еще летом, рассказывая Time Out о своей постановке «Евгения Онегина», тогдашний художественный руководитель оперной труппы Михайловского Василий Бархатов с гордостью приоткрывал завесу над планами театра на грядущий сезон. Слово «копродукция», не раз возникшее в беседе, относилось и к первой оперной премьере этой осени «Манон Леско». Бархатов тем временем внезапно отошел от дел, но маховик был уже запущен: на репетиционной площадке дневал и ночевал Юрген Флимм, отличающийся крайней требовательностью глава Берлинской Штаатсоперы, который и ставит оперу Джакомо Пуччини.
Как стоит ожидать от выходца из драмы, собаку съевшего на Чехове и Шекспире, в оперных постановках Флимм вертит сюжетом, как ему заблагорассудится, в угоду скрупулезному отражению психологии персонажей и вытаскиванию из материала новых смыслов – в связи с этим его считают одним из столпов «режиссерского» театра. Историю аббата Прево, что легла в основу оперы «Манон Леско», Флимм разыгрывает в декорациях киностудии 1930-х годов, где героиня проходит путь от первых проб к славе и завидному покровительству, чтобы пожертвовать всем ради подлинной любви. Манон поет итальянская звезда, сопрано Норма Фантини, которая еще и чудесно исполняет эстрадные стандарты, как могли убедиться зрители их совместного с Диной Гариповой выступления на Первом. А сценографию ставит русский американец Георгий Цыпин, на счету которого церемония открытия Олимпиады в Сочи. Такая серьезная сборная просто не может проиграть.

Спецпроекты