Иван Плющ: «Когда я говорю о бесах в человеке, это так или иначе связано с политикой»
Создатель арт-проекта «Непокоренные», один из самых заметных местных арт-деятелей, рассказал Екатерине Пахомовой о новом проекте «Внутренние комнаты» и восприятии современного искусства на Урале и в Сеуле.

В двух словах – о чем выставка?
Проект называется «Внутренние комнаты». Он о внутренних бесах, о метаниях, о загнанности в угол. Образы, которые возникают на моих картинах, это и есть эти бесы. Часто они напоминают животных, но где-то появляются и похожие на людей. В целом, это довольно страшные, разрывающиеся, исчезающие образы. Это и Эрос, и Танатос. Желание удовольствия, но в то же время разрушение, внутренняя боль.


Есть темы, которые ты стараешься не затрагивать? Например, политика.
Был проект у Марата Гельмана «Пока петухи не пропели» с моей картиной «Заседание», где «текут» члены правительства по красно-золотым креслам, плавятся, как их безумные законы. Также известная инсталляция «Вперед в прошлое» – она о чудовищных контрастах между народом и власть имущими, о лжи, которой нас кормят вместо хлеба. И когда я говорю о внутренних страхах и бесах в человеке, то это все равно так или иначе связано с политикой. Это, конечно, далеко не первый слой считывания, но он все равно присутствует.


Твоя инсталляция «Процесс прохождения» с красным ковром сейчас на «Манифесте», но первым ее увидели на Уральской биеннале. Есть ли разница между тем, как восприняли ее там и здесь?
Я провел в Екатеринбурге довольно ограниченное количество времени и видел на выставке не так много местного населения, но те, кого я видел… Для них это был шок. Людям было интересно, они погружались в атмосферу, испытывали массу эмоций, переживаний, но мало кто мог выразить вербально, о чем это, почему, как это воспринимается. В Петербурге народ, конечно, чуть более подкованный.


А за границей? Ведь твои работы выставлялись в Париже, Лондоне, Сеуле.
В Европе я показывал в основном живопись, если говорить о соло-проектах. И там, безусловно, очень хорошо воспринимают. Париж вообще стал для меня самой благоприятной почвой. В Лондоне я участвовал в групповой выставке, на которой были представлены работы братьев Чепмен и русских художников. И в одной из газет, очень важной для самих британцев, была статья с фотографией именно моей картины. Это, конечно, очень приятно. Да и в целом отзывы были благоприятные. Про Сеул ничего не могу сказать. Для меня это другая планета: там было сложно понять, что им понравилось.

Спецпроекты