Повара, ставшие, по сути, новыми рок-звездами, оправдывают ожидания сполна – узнаваемый авторский стиль, харизма и возможность пообщаться с Иваном Березуцким или Дмитрием Блиновым после ужина сейчас гораздо важнее, чем интерьер, посуда и вид за окном. Time Out проследил этапы развития самых востребованных шеф-поваров и рестораторов города.
Previous
2/3

907 0710, наб. реки Мойки, 7, с 12.00 до последнего посетителя (кухня вс–чт до 23.00, пт, сб до 1.00), средний счет – 1800 руб.

На Ивана Березуцкого в PMI bar обычно ходят как в театр: специально бронируют столики у открытой кухни и наблюдают за слаженной работой всего коллектива, которым мастерски дирижирует Иван. Прошедший школу Адриана Кетгласа в Grand Cru и единственный русский повар, когда-либо стажировавшийся в одном из лучих ресторанов мира – El Bulli у Феррана Адриа, он занял первое место среди молодых поваров на Московском гастрономическом фестивале, выиграл в VI Международном конкурсе высокой кухни в Испании и представлял Петербург в русско-французских сезонах Omnivore, отправившись в Париж с одиннадцатью видами фермерского молока. Сейчас за Иваном прочно закрепилась слава главного русского новатора, эдакого местного Рене Редзепи, использующего бересту для запекания мяса и успешно возрождающего рецепты с козлобородником и нутрией.

Next