«У нас нет задачи показать плюшевых тигров»
Артур и Карина Багдасаровы укрощают тигров с детства, их отец – знаменитый дрессировщик Михаил Багдасаров. Сейчас они показывают свою программу во всем мире. Юлия Суслова узнала у Артура Багдасарова, как справляться с тиграми и защитниками животных.

Как понять, получится ли из тигра артист? Любое животное дрессируется, если попадает к нам не совсем озлобленным. Да и то недавно у нас появился тигр-злючка, но мы его подсадили к доброму тигру, и он подумал: «Чего я тут рычу, когда можно и мирно жить?» Нет животных, которые не могут выступать. Как и людей. Просто есть звезды, примы, а есть массовка, седьмым у фонтана постоять.

Какая роль у тигра-примы? Тигр-прима выполняет основные трюки. Звезда – это же не дрессировщик, а тигр. Часто способности животного обусловлены природными данными, так что замену артисту-тигру найти почти невозможно. Например, у тигра хорошо развиты задние лапы, так он будет ходить на задних лапах легко. Большие звезды рождаются раз в сто лет. И это хорошо, потому что на самом деле это животные с генетическими аномалиями. Не может хищник быть ручным: если он слишком спокойный, значит, с ним что-то не так, в природе он бы не выжил. Но у нас с Кариной изначально нет задачи показать плюшевых тигров. Наши тигры рычат, бросаются, они с характером. Самый кайф, когда зритель после представления говорит: «Ой, ребята, так страшно было!» Главное в нашем деле – не перейти грань между игрой и моментом, когда тигр может прыгнуть.

Случалось, что вы переходили грань? Да, было такое (в 2006 году во время представления тигр Цезарь порвал Артура. Дрессировщику наложили больше 100 швов. – Прим. Time Out). Но это было стечение обстоятельств. Цезарь остался с нами работать, еще четыре года выступал.

Как выучиться на дрессировщика? Только пойдя в ученики к работающему укротителю. Нет у нас таких университетов, которые учат дрессировать хищников. Сначала нужно найти своего учителя, отработать с ним минимум пять лет в должности ассистента, берейтора, потом делать свой аттракцион. Надо понимать, что все это очень недешево: тигров мы покупаем сами, содержим их сами, а знаете, сколько один тигр мяса съедает?  

Такая преемственность способствует возрождению цирка? А цирк никуда и не исчезал, чтобы его возрождать приходилось. Во всем мире какие два главных русских искусства? Балет и цирк. Наши на каждом цирковом фестивале в Монте-Карло главные призы берут.

Участвуете ли вы в дискуссии «цирк без животных»? А как можно участвовать в дискуссии, где оппонент задает один вопрос: «Вам тигры свое согласие выступать давали?» А почему никто не спрашивает, давали ли дельфины свое согласие выступать в дельфинарии? Или собаки-поводыри водить слепых? Как я могу спросить у тигра согласие? Я знаю только, что мои тигрята – это отказники, их мать бросила и не стала выкармливать. Я их беру и выкармливаю, лечу, ухаживаю за ними с младенчества. Без всякой, между прочим, гарантии, что животное будет работать, когда вырастет. Что хотят знать защитники животных? Бью ли я своих тигров? А вы попробуйте свою кошку дома палкой отлупить и посмотрите, подойдет ли она к вам после этого. Забитый тигр не будет работать в манеже, он замкнется в себе и ничего не станет делать. Мы работаем на манеже с тонкими стеками, на самом деле это лыжные палки. На них мы тигру мясо подаем и показываем направление движения. Все! Больше ни для чего эта палка служить не может.

 

Места

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...

Спецпроекты