Петербург
Москва
Петербург
Северянин

Северянин

Гастрономический аттракцион северной кухни, перезапущенный Арамом Мнацакановым.
Кажется, для реноваций чего бы то ни было (кроме, разве что, Новой Голландии и свежего кузова «Лады Калины» ) теперь зовут исключительно Арама Мнацаканова. Вслед за приданием нужной степени лоска приотельными Astoria Cafe и Clairet, полет гастрономической мысли Арама Михайловича устремился в сторону полузабытого мурадяновского «Северянина». Из декадентского кабака с карело-поморской кухней за два года полноценного аттракциона, к сожалению, так и не вышло. Яркая задумка, сравнительно-централизованное расположение и чтение стихов, с пассажами про ананасы в шампанском, не смогли сделать ресторан ни прибыльным, ни популярным. Стараниями «адского шефа» интерьер скинул оковы минимализма и заметно похорошел, будто в необжитой усадьбе начала 20-ого века завелась та самая хозяйка, способная наконец-то расставить все по своим местам. Самый видный — аккурат около портрета самого Северянина — угол оккупировало старинное пианино, кавалькаду из неброских стульев разбавили внушающие уважение антикварные кресла, а серебряные подсвечники и сшитые вручную кружевные салфетки наглядно доказали, что благородная стать из канувшей в Лету царской России никуда не исчезла. Кухню, чередуя старинные рецепты и авторские интерпретации на заданную тему, выдумал Владимир Ярославский, бренд-шеф ресторанной группы «Пробка». Получилось, мягко говоря, внушительно. Самодельная строганина из оленя щеголяет настолько завидной фактурой и прямолинейно-ярким вкусом, что не назвать ее эталонной было бы преступной халатностью. Рыбный суп, нащупав необходимый компромисс между сливочностью и легкостью восприятия, вполне органично смотрелся бы где угодно, включая купеческий стол рубежа прошлого и позапрошлого веков. Северный салат, который на первый взгляд обманчиво кажется до обидного простым, с отсрочкой буквально в дюжину секунд взрывает рецепторы вкусом трески, подкопченной в ольховых стружках. Меню в «Северянине» в кой-то веке банально интересно читать: мясо по-строгановски здесь готовят из телячьих щечек, кролика подают с цукини и тархуном, а отдельными пунктами гастрономических остановок стоит считать едва ли не языческую полбу, язычки ягненка и сулящее сладкую пятиминутку халвовое лакомство. С напитками — сложнее. На нормальное вино по бокалам здесь наложили эмбарго (точнее сказать, просто наложили — пить то, значится в меню как «домашнее вино» решительно невозможно), запивать голубцы островным синглмолтом — занятие, хоть и пафосное, но явно на любителя, а фирменные настойки, несмотря на весь свой шарм, имеют по большому счету одну гендерную направленность. Что, учитывая личность самого Северянина, можно считать скорее удачной шуткой на тему эгофутуризма, чем каким бы то ни было недостатком.



Салат «Северянин» с ростбифом, цукини и облепиховой заправкой, 380 рублей

23 фунта отличной говяжьей вырезки, 890 рублей

Халвовое лакомство, 260 рублей

10 января 2014,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация