Петербург
Москва
Петербург
Без дна и берегов

Без дна и берегов

В романе Нила Геймана «Океан в конце дороги», мировая премьера которого прошла в июне, рассказывается о мальчике, пробудившем темные силы и ищущем защиты. Пока книгу собрался экранизировать британский режиссер Джо Райт, Time Out публикует отрывок из нее.
Я пошел по дорожке прочь от дома. Не знаю, куда я собирался идти – мне просто не хотелось больше там находиться.

У края дорожки под каштанами стояла Лэтти Хэмпсток. Выглядела она так, будто ждала здесь добрую сотню лет и могла прождать еще сто. На ней было белое платье, но солнечный свет, пробиваясь сквозь молодые весенние листья каштана, оставлял на нем зеленые пятна.

«Привет!» – поздоровался я.

Она спросила: «Тебе ведь снились кошмары?»

Я вытащил из кармана шиллинг и показал ей. «Чуть не задохнулся из-за него, – пояснил я. – Когда проснулся. Ума не приложу, как он попал мне в рот. Если бы кто-то мне его попытался засунуть туда, я бы почувствовал. Но я проснулся, а он уже там».

«Да», – подтвердила она.

«Сестра говорит, это я бросал в них монеты из кустов, но это не я».

«Нет, – согласилась она. – Не ты». Я спросил: «Лэтти? Что происходит?»

«Что-что, – сказала она, как будто все было ясно. – Просто кто-то пытается дать людям деньги, вот и все. Но делает это очень дурно, и бередит сон того, кому надлежало бы спать. А это непорядок».

«Это как-то связано с умершим человеком?»

«Как-то связано. Да»

«Это он делает?»

Она отрицательно покачала головой. И спросила: «Ты уже завтракал?»

Я тоже покачал головой.

«Ну, тогда пойдем», – предложила она.

И мы пошли вниз по проселку вместе. То тут, то там нам попадались дома, мы проходили мимо, Лэтти Хэмпсток указывала на дом и что-нибудь рассказывала. «В этом доме человеку приснилось, будто его продали и превратили в деньги. Теперь ему в зеркале все время что-то мерещится».

«В смысле, что-то?»

«Он видит себя. Но из глаз лезут пальцы. И что-то лезет изо рта. Наподобие щупальцев краба».

Я представил, как люди глядятся в зеркало и у них изо рта вылезают щупальца краба. «Почему у меня во рту оказался шиллинг?»

«Он хотел, чтобы у людей были деньги».

«Добытчик опалов? Который умер в машине?»

«Да. В каком-то смысле. Не прямо так. Началось все с него, это как зажечь фитиль от фейерверка. Его смерть стала спичкой. Но то, что готово взорваться сейчас, это не он. Это кто-то другой. Что-то другое».

Нил Гейман «Океан в конце дороги»
АСТ

5 фирменных приемов Нила Геймана
1. Постмодернистская трансформация сказки
Тим Бертон от литературы, Гейман переосмыслил жанр сказки в «Звездной пыли» и переработал творения Льюиса Кэрролла и братьев Гримм в очень страшной детской истории «Коралина». Все эти приемы присутствуют и в последней книге.

2. Небывалое в знакомом
У Геймана известные места часто становятся фантастическими, как, к примеру, подземка Лондона в «Никогде». Так же поразительно писатель преображает идиллический Сассекс в «Океане в конце дороги». Монстр появляется в оранжевом небе, и поле покрыто машущими хвостами котов.

3. Образ страшной матери
Урсула Монктон, героиня «Океана», – экономка с сахарной улыбкой. Но все, кто читал «Коралину» или видел фильм, где внешне доброжелательно настроенное существо высасывало жизненные силы из детей, почувствует неладное. И не напрасно.

4. Изображение жестоких смертей
В начале «Океана» суицид выпускает монстра из другого мира, что перекликается с предыдущими работами: в «Никогде» были веселые и при этом довольно жестокие убийцы Мистер Вандермар и Мистер Круп, а «История с кладбищем» начинается с убийства целой семьи.

5. Мифы и легенды
Норвежская страна богов в «Американских богах» и «Звездная пыль» были написаны в традициях Лорда Дансени – пионера жанра фэнтези 1920-х. Как сказал мальчик из «Океана в конце дороги»: «Мне нравились мифы. Они не были историями для взрослых или детей. Они были лучше. Лучше и все».

 

18 ноября 2013
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация