Гастрономический гран-при
Рестораны-победители премии ’’Меню и Счет’’ в номинации ’’Открытие года’’ прошлых лет
Rыба

Один из главных ресторанов Арама Мнацаканова, кажется, является такой же неотъемлемой данностью Петроградской стороны, как и здание башни телецентра напротив. Манящая красным буква ’’R’’, на уровне 7-ого этажа здания по улице академика Павлова, уже давно стала безусловным рефлексом для всех любителей итальянской кухни новой волны. Классические блюда, благодаря авторскому прочтению рецептов шефом Николя Лорье, приобретают в «Rыбе» неожиданные и по-настоящему яркие акценты.









Regatta

Лабиринт из веревок, сеток и площадок в пяти метрах над землей, расположенный на территории гребной базы по соседству с рестораном-баржей Regatta, хорошо иллюстрирует диапазон эмоций, переживаемых в поисках заветного места. Яркий, почти карнавальный павильон, стоящий на воде, выглядит как окно радости на сером осенне-зимнем русле одной из Невок. Разноцветные ленты внутри деревянного зала контрастируют с видом на сдержанную зелень зимней травы и минималистичную финскую архитектуру. Regatta выглядит, работает и держит себя так, как будто здесь надо всем потрудились настоящие профессионалы: интерьер и меню радуют глаз, персонал демонстрирует чудеса обходительности и вовлечен- ности, кухня в каждом своем проявлении удивляет с приятной стороны.








22.13


Постоянный участник борьбы за звание лучшего ресторана на Конюшенной площади имеет в своем арсенале широкоформатную кухню, составленную из любимых рецептов, разноцветный интерьер и беспечные ночные собрания. Меню составлено для глобальных русских, привыкших завтракать на Самуи, обедать во Франции и ужинать в Нью-Йорке.
Команда ресторана во главе с шеф-поваром Антонио Фреза устраивает гастрономические путешествия по разным уголкам мира, проникается духом Берлина или, например, Гонконга и создают на основе впечатлений новые предложения.






48 стульев 

Атмосфера условного Чикаго 30-ых годов здесь воссоздана с максимальной степенью выраженности — заказ примет красотка в платьице-корсете с поясом для чулок, стилизованная под джазовую эпоху так же старательно, как интерьер с его люстрами и бахромой. Вечером на сцене — один из местных джаз-бендов. Можно не только смотреть, но и танцевать, непринужденно, между столиками, особенно по ночам. И это оправданно, иначе создается ощущение, что находишься в музее: красиво, но как бы самому не стать экспонатом, поедая карпаччо из говядины.






Царь

Когда буржуазный образ жизни в стране перестал быть запретным, и появилась особенная мода на традиции, ничего не оставалось, как обратиться к монархическому прошлому нашей страны. Подобным принципом, видимо, руководствовались и рестораторы из Ginza Project, когда открывали ресторан русской высокой кухни «Царь». Они также попытались возродить русскую кухню в современной интерпретации, тем самым, оправдывая ожидание всех причастных к гастрономической культуре сообществ. По крайней мере, подача и манер приготовления старинных блюд основывается на высокой французской кухне. С появлением «Царя», наконец-то стало возможно говорить о возникновении современной русской кухни.






Жан-Жак

Интеллигентное французское кафе, максимально органично вписавшееся в петербургские декорации. За непринужденность отвечает внушительная коллекция вин и сидра, за творческую ауру — знаменитые бумажные скатерти на которых можно рисовать все, что в голову взбредет. Разумеется, в «Жан-Жаке» не могли обойтись без всего канонически-французского: черно-белой официантской формы, меловых досок и, разумеется, шансона.