Алексей, 34 года, редактор, прожил в США 10 лет
США
В первый раз я попал в США в 1993 году по одной из популярных в то время программ обмена учениками. Школу заканчивал в Штатах. Подал документы в пару десятков университетов, сдал необходимые тесты TOEFL и SAT, подал заявки на стипендии напрямую от вузов. Никакого блата, знакомств, взяток. Поступить в американский университет обошлось мне примерно в 100 долларов на ксерокопии и почтовые расходы (не считая стоимости вышеупомянутого тестирования). Меня приняли в два места, я выбрал St. Lawrence University в штате Нью-Йорк, где и проучился четыре года. В России отлично готовят узкопрофильных, слабо трудоустраиваемых специалистов. Американская система высшего образования позволяет более органично скроить свое трудовое «я» исходя из собственных сильных сторон и реальных интересов рынка. Я получил бакалавриат по театральной режиссуре и окончил магистратуру по курсу «Коммуникационные исследования», который сочетал в себе историю рекламы, базовый пиар и медийную критику.


После учебы есть возможность получить временное разрешение на работу по профессии. Я устроился ассистентом продюсера фотосессий для обложек глянцевых журналов в Нью-Йорке. Месяца три искал это место, рассылал резюме по медиакомпаниям, ходил на собеседования, везде приносил с собой в подарок ананас в качестве «фишки». На ананасах практически разорился. Впоследствии, уже по работе, приходилось общаться с некоторыми из тех, кто меня отверг как кандидата. Русского парня с ананасом вспоминали мгновенно. Через пару лет я перегорел. Изнанка гламура кислотна. Вкалывать я умею, захотелось вкалывать со смыслом. Градус моего карьерного разворота был достаточно крут. Я перешел работать в некоммерческую организацию, которая занимается публичными акциями по правам человека. Организация ходатайствовала о выдаче мне рабочей визы. Три последующих года я провел в одной затяжной командировке, облазив всю неглянцевую Америку.

На момент принятия решения о возвращении я отчетливо мог представить свою профессиональную траекторию до пенсии, начиная от графика прибавок к зарплате и заканчивая типами недвижимости, которые будут доступны мне на разных этапах. Это удручало. Предсказуемость, видимо, не в моей ДНК. Я уволился с работы, съехал с квартиры и купил билет в одну сторону в Russian Federation, куда две пятилетки не ступала моя нога. Это не патриотизм, не ностальгия. Я не идеализирую жесткий сюр, происходящий вокруг, но и не умаляю здешних возможностей. Пока я не уверен, останусь ли я здесь «до конца», но понял, что, для того чтобы быть человеком мира, вовсе не нужно менять паспорт.