Петербург
Москва
Петербург
«Родина дает нам достаточно маразма»

«Родина дает нам достаточно маразма»

В прошлом генеральный директор издательского дома Коммерсантъ, а теперь продюсер ’Господина хорошего’ Андрей Васильев (это он и есть ’юрийгагарин’, в одно слово с маленькой буквы) рассказал Time Out о проблеме поиска мишеней для сатиры и ’господских’ принципах.
В чем принципиальная разница между, пардон, «Гражданином» и «Господином»? Во всех смыслах. Ни в чем – если в двух словах. Но в сезоне «Гражданина поэта» каждая неделя (хотя на самом деле далеко не каждая) приносила хитовую новость, а в сезоне «Господина хорошего» главные новости сильно пожиже. Выборы-то прошли! Мышиная типа возня. Но если дать пять роликов по пяти новостям, то складывается любопытный портрет недели. Хотя, если чисто производственно, пять роликов плюс прямой эфир – «ацкий ад».

Вы же изначально планировали «Гражданина» как историю с концом, и закрылся он как раз к тому моменту, когда «забронзовел», начал собирать аншлаги в театрах и ДК, стали книжки выходить, фильм сняли… А «Господин» что? Он вечный, когда выдохнется, тогда и закроете, или тоже ставите какой-то срок: вот до такого-то дня допрыгаем – и закроем? «Господин» – это тоже годовой цикл. А что касается «бронзы», ее отливали зрители. Опять отольют – спасибо. Мы, впрочем, этим не сильно заморачиваемся. Починяем примус. Заколачиваем бабки, как обычно. Родина дает нам достаточно еженедельного маразма для творчества.

Вы же расширили штат авторов в «Господине». Зачем? Быков не ревнует? Быков только рад, и это вообще с его согласия. Он Орлушу считает родоначальником современной актуальной политической г…осатиры. К тому же в одиночку делать шесть (еще один в прямом эфире) качественных г…о­сюжетов просто нереально. Быков еще Диму Филатова подогнал (он сделал, например, «Депардье-мое» и «Женщину с козлом»). А по сути материала для сюжетов мы все примерно одинаково мыслим. Выбор тем, кстати, коллегиальный.

Насчет тем – а вы почему в «Господине» отказались от того, чтобы, как раньше, выбирать конкретное произведение, которое переписывалось бы на новый лад? Да просто чтобы расширить возможности. Поэты, вернее, хиты классиков, знакомые нашему маленькому зрителю, почти исчерпаны.

Но в итоге же получилось, что в «Гражданине» был взгляд на текущие события сверху, вроде как с точки зрения Твардовского или Эдгара Аллана По. А тут – скорее изнутри. Это была принципиальная смена точки зрения? Совершенно не принципиальная. Вообще-то, главный принцип и того, и этого проекта – пытаться быть над событием. По-моему, и в «Гражданине поэте» получалось. Мы, во всяком случае, пытались.

А вы изначально думали о том, что вот «Поэт», который делался для узкой аудитории «Ютуба» и «Дождя», стал такой народной штукой, которую друг другу в офисах декламировали, и «Господин хороший» – он уже для всех, а не для избранных? То, что аудитория оказалась шире и разнообразнее, чем предполагалось, – приятный сюрприз. Но мы позиционирование не меняли. Вернее, не думали о нем. Главное, чтобы нам самим нравилось. Обломов, например, парень не нашего круга, даже по возрасту, но его все это тоже прикалывает.
7 мая 2013,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Свобода, любовь, бабло

Свобода, любовь, бабло

В новом проекте ’Господин хороший’ актеру Михаилу Ефремову приходится еженедельно перевоплощаться не только в классиков отечественной литературы, но и в политических деятелей и прочих заметных персонажей. Time Out расспросил его о связи ’Гражданина поэта’ и Газпрома.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация