Петербург
Москва
Петербург
Педаль за храбрость

Педаль за храбрость

Велопутешественник Бенджамин Роджер-Уилсон побеседовал с Time Out о русских водителях и бесплатных великах.
В 2006 году уроженец Мельбурна Бенджамин Роджер-Уилсон вышел из дома, сел на велосипед и уехал в кругосветное путешествие. В апреле 2013-го Бенджи доехал до Петербурга. В преддверии велосезона и накануне открытия PlayLoft GaGаGames на месте бывшей студии Monochrome Бенджамин встретился с любопытными на Малой Морской, а заодно поговорил с Михаилом Рудиным.


Сколько стран ты уже проехал в рамках своей кругосветки?
Я выехал из Мельбурна в 2006-м, добрался до восточного побережья Австралии, затем доплыл до Индонезии, сделал небольшой круг через Японию и высадился на азиатский берег в Южно-Сахалинске, откуда двинулся на запад, по пути пересек Монголию и Китай – и вот я здесь. На Сахалине я оказался 4 января 2012 года.

У тебя не было проблем с паспортом и визами? Все-таки столько границ пересек. На самом деле, нет, практически не было, большинство виз я оформил еще в Мельбурне, а некоторые оформляют довольно быстро прямо на границе.

У нас считается национальным достоянием плохое состояние дорог. Как тебе поездка по нашим трассам? В основном русские дороги ужасны. Дело не только в дорожном покрытии, для велосипедов нигде не предусмотрены выделенные полосы, это представляет опасность для такого путешественника, как я. Но не все так плохо, как вы думаете, есть места, где с этим вообще беда – например, Камбоджа или Лаос. И ваши водители – молодцы. Как бы ни был плох асфальт, русские водят в разы лучше, чем автомобилисты в других странах. С этой точки зрения ваши дороги для меня безопаснее, чем, например, в Монголии, где по ужасным дорогам ездят ужасные водители.




Судя по всему, ты доехал без потерь, по крайней мере, руки-ноги на месте. А велосипед, на котором путешествуешь, один и тот же? Да, мой велосипед я собрал сам из новых деталей от спонсоров моего заезда и старых запчастей от моих прошлых велосипедов. Мне нужен был очень прочный велик для такого путешествия. Купить такой, мне кажется, невозможно, покупать новый, когда ломается старый, довольно-таки накладно.

Как тебя встречали аборигены в России? Прежде всего они удивлялись, встречая одинокого, не говорящего по-русски велосипедиста из Австралии посреди зимы на трассе. Но у них был неподдельный интерес к тому, чем я занимаюсь; это, в общем, понятно.

В Петербурге есть активисты велодвижения, которые год за годом пытаются объявить Питер велостолицей России. Есть разница между нашим и другими российскими городами для велолюбителя? Нет. Абсолютно никакой разницы я не увидел. Ни в одном русском городе нет даже подобия велосипедной инфраструктуры. А это очень важно, если вы хотите развивать велодвижение.

Я не слишком надеюсь на этот легалайз, меня устраивает, что я могу в любой момент спрыгнуть с пешеходки на проезжую часть – аккуратно, не провоцируя ДТП, разумеется. Нет. Я категорически не согласен. То есть, конечно, так существовать возможно, и, пока я у вас в городе, я вынужден ездить так, но если ты хочешь вовлечь в велодвижение большое количество людей, ты должен обеспечить им удобство и безопасность передвижения. В ином случае люди будут просто убиваться на дорогах. Для тебя это весело, ты молодой и уверен в своих действиях, но есть же дети, есть пожилые люди, которым тоже хочется покрутить педали. Если ты приезжаешь в город, где инфраструктура развита – в Амстердам или мой родной Мельбурн, ты увидишь в разы больше велосипедистов всех возрастов и социальных классов. Важно, чтобы велодвижение было разнородным, но организованным.



Ты заговорил про Амстердам, и я вспомнил, что мы в этом году продолжим делать акцию #freebike: мы, вместе с веломагазином «Скатпрокат», принимаем в дар старые ненужные велики, ремонтируем, красим и выставляем на улицы города для общего пользования – этот концепт придумали как раз в Амстердаме в прошлом веке. Это круто. Но я думаю, что сохранить эти велики – большая проблема. В моем городе, в Мельбурне, не так давно заработал аналогичный проект, но, во-первых, существуют специальные локации для того, чтобы оставить там велосипед – это несколько популярных общественных мест в разных концах города. А, во-вторых, прокат велосипедов получается бесплатным, но ты должен оставить залог, который тебе вернут там, где ты оставишь велосипед. У вас гораздо более смелая идея, и я желаю вам удачи, но у меня, думаю, и у вас, остается вопрос: как вы надеетесь справиться с воровством этих великов? Словом, аналогов того, о чем ты мне рассказал, я не встречал и даже о таком не слышал. Но существует очень много успешных проектов, подобных тем, который описал я. Вы должны подумать серьезно и поискать локации, хотя бы четыре-пять мест в городе, где можно оставлять эти байки. Будет очень обидно, если велосипеды, на которые потрачены время и силы, просто разворуют. Но у вас все может получиться. Питер, возможно, не самый приветливый для велосипедиста город в России, но, определенно, лучший для того, чтобы продвигать подобные инициативы.

Спасибо за совет. Напоследок расскажи, какой у тебя план действий и где можно следить за твоей одиссеей. Я собираюсь проехать Европу, затем пересечь Атлантику, но не напрямую: я хочу высадится в Аргентине и направиться к Аляске. И оттуда наконец вернусь в Австралию. Я веду блог www.earthodyssey.net, а также видеоблог на Youtube earthodysseyvideo. Из этого видеоблога я обязательно смонтирую документальный фильм, когда вернусь в Мельбурн.
22 апреля 2013,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Снега Килиманджаро

Снега Килиманджаро

Удалая компания петербургских клубных деятелей взобралась на самую высокую точку Африки с баннерами клубов Fish Fabrique и Цоколь — арт-директор последнего Владимир Трудов предоставил Time Out подробный фоторепортаж.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация