Петербург
Москва
Петербург
«Погибание было веселое, без депрессива»

«Погибание было веселое, без депрессива»

Мистер Малой о 90-х
«Буду пагибать малодым» ты записал в 1992-м, когда тебе было всего 13 лет. Каким ты видел свое артистическое будущее в то время? Меня вообще будущее не особо заботило. Сегодня я мог тусоваться во дворе с друзьями, а завтра – с солидными дядьками, какими-нибудь создателями «Олби-дипломат» или теми, кто сюда привозил «ножки Буша» и стал нереальным миллионером.

Что у тебя за районная тусовка была? Она называлась Оспект Освещения, все жили в районе проспекта Просвещения. Главное, чем мы занимались, – это коверкали слова, стебались, ходили на вечерины, играли вместе в футбол и картишки или просто сидели вечером и «га-га-га» на весь район. Все это было весело и интеллектуально. С другими компаниями, которые тоже пили пиво и ржали, не было так интересно, потому что основной уклон Оспекта Освещения был в коверканье слов, смешивании сленгов. И не зря в нашем районе появились группы «Дэцо», Da-108, «Пьянству бойз», «Братья Улыбайте» – есть схожесть у этих творческих коллективов, веселый хип-хопчик, стебо-рэп.

«Буду пагибать малодым» слушают и десятилетия спустя, а вышеупомянутые только локальной популярности добились. Понятно, такой трек рождается раз в сто лет, как у Виктора Цоя. Погибание было веселое, без депрессива, мы подняли срез того, что происходило тогда. Это актуально и сейчас – может, бренды только в песне поменять, «Распутин» на какой-нибудь другой напиток.

На какие шиши ты вообще все писал-выпускал? Первые записи делались дома без всякого финансирования. У кого-то брали клавишные, вертуху, переделанную из рижского винилового проигрывателя, с припаянной кнопкой-прерывателем, записывали все на портастудию. Потом уже начались инвестиции, мы переехали в Москву, писались на студии «Союз», жили в гостинице «Лужники». Поскольку это были 1990-е и все хотели подзаработать по максимуму, дирекция открыла на территории комплекса огромный рынок, где все банчили всем. Как-то мы возвращались с вечерины, часов в шесть утра. Перед огромными воротами комплекса стояли вереницы людей с тюками, баулами, телегами и остальной пижней. И вдруг в динамиках прозвучало: рынок открывается! И вся эта толпа, как в кинолентах про штурм Зимнего, ринулась внутрь. Они, как индейцы, кидали алюминиевые палки как копья. Куда палка упадет, там и его торговое место. Падали женщины, их топтали ногами. Все было очень остросюжетно.

Новый твой трек «Дельта план» – все в том же веселом дудочном духе? Почему дудочном?

Про план же.
Ну есть же план Путина, который к дудкам никакого отношения не имеет. «Дельта план» – это такой трендовый трек. Вот все сейчас участвуют в политической перде, кто-то согласен, кто-то не согласен, и все попердывают в интернете на эту тему: «Нам есть что сказать, мы заявляем о своей гражданской позиции». А я особо изменений от этого не вижу. Действие есть, а результата нет. Я не мог стоять в стороне и тоже поучаствовал в политической жизни страны. 13-летние почитатели хип-хопа подумали, что Малой сошел с ума. И хомячки на болоте не поняли. А это же тот же «Шлак-дональдс», только по-другому. Каждое слово, каждая строчка – стеб над конкретными личностями и их действиями.
10 апреля 2013,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Привет, 90-е

Привет, 90-е

Илья Стогов, журналист и писатель, по просьбе Time Out вспомнил, что такого было в 1990-х, что не отпускает нас до сих пор.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация