Зачем пейсы сбрил, дурик?
Известный прежде реггей-откровениями и солидной хасидской бородой артист Матисьяху неожиданно побрился, записал самый свой поп-ориентированный альбом и отправился в акустический тур.
В контексте вашего последнего альбома Spark Seeker – что за искру вы высечь пытаетесь? Искра тут не означает что-то абсолютное конкретное, это нужно понимать в глобальном смысле. Все ведь мы ищем глубину, смысл, свободу и единение. Обретем ли мы – другой вопрос: жизнь полна превратностей.

Вы впервые сподобились записать максимум нового материала на родине, в Израиле. Это чтобы от корней не отрываться? Нет, просто Израиль – замечательное место, где живут прекрасные люди, среди которых полно классных музыкантов. Кроме того, мой продюсер захотел посмотреть наконец, что такое Святая земля. А для меня хорош любой повод, чтобы создавать музыку с моими собратьями, в святом месте.

Продюсер-то ваш Кул Коуджек все больше с попсарями знался – вот с Кейшей работал, с Ники Минаж. Не смутил вас такой его несерьезный бэкграунд? Для меня были важнее его человеческие качества. С ним и работать хорошо, и просто оттягиваться, да и вкусы у нас общие – как с другом общался, в общем. И пазл сложился в итоге в альбоме.

Но вы же духовных вещей в своих песнях касаетесь – иудаизм не противится, грубо говоря, воспеванию Бога в рамках поп-идиомы? Иудаизм вообще религия очень многогранная и всеобъемлющая, и каждый верующий может иметь какие-то свои представления о том, что верно, что неверно. Я, признаться, ни с кем не советовался на этот счет и ничего конкретного сказать не могу, но лично для меня такой подход к творчеству имеет правильный смысл.

Заметно, что вы все дальше отходите от своих реггей-корней – как профильное сообщество отнеслось к таким изменениям? Да кто его знает, я ведь не провожу референдум, прежде чем сменить музыкальное направление или что-то изменить в жизни. И уж тем более я не читаю, что там на форумах думает о моих шагах каждый встречный и поперечный. Могу по крайней мере сказать, что билеты на концерты моего акустического тура распроданы практически подчистую.

Как, кстати, публика реагирует на то, что вы бороду сбрили? И этого не скажу. Слава Богу, люди на моих концертах больше заняты собственно музыкой, и им не приходит в голову высказываться насчет количества волос у меня на лице.

Ну а жена-то ваша что думает по поводу вашего такого непривычного внешнего вида? Вот вы ее и спросите. Хочется надеяться, что для нее это не имеет особого значения.

Вы сыграли экзорциста в хорроре «Шкатулка проклятия» – что оказалось самым трудным в этой непривычной для вас работе? Я не собирался на экран, вообще-то, меня директор очень попросил. А труднее всего было истошно заорать в том эпизоде, ведь я своим голосом обычно по другому назначению пользуюсь. Все боялся, что не смогу после этого петь нормально.

Я слышал, что во время предыдущего визита в Петербург вы сошлись с местным иудейским сообществом. Поддерживаете контакты? Нет, честно говоря. Просто в тот раз я приехал на Йом-Киппур, поэтому посетил синагогу, конечно. Собственно, вот и все контакты.

Ну а про город наш что скажете? Очень красивый. Самый европейский из всех, что я видел в России.

Как вы относитесь к тому, что поп-деятели, вроде Мадонны, Боно или Леди Гаги, вдруг повально ударились в каббализм? А каббала это и есть такой супермаркет идей, очень открытое учение, к которому позволено обратиться каждому. И кто я такой, чтобы указывать людям, что изучать, словно у меня есть на это копирайт?

Matisyahu
16 марта
«Космонавт»