’’Я сам готов платить, лишь бы продолжать этим заниматься’’
Ресторатор, дизайнер и музыкант Михаил Орлов рассказал Time Out Петербург о своих новых проектах, любви к джазу и спонтанных озарениях
Михаил, счет Ваших проектов идет на десятки, какие из них ваши самые любимые?
Очень часто мне припоминают ресторан «Онегин»: какой он был замечательный и распрекрасный, и как жаль, что его больше нет. А я этого не люблю. То что было – то прошло. Любимый проект тот, которым я занимаюсь в настоящее время.

Как Вам, в прошлом музыканту, удалось стать успешным ресторатором?
Жизнь гастролирующего музыканта на практике  невыносима. Переезды, плохие отели, ожидания в аэропорту: мне все это надоело, и я занялся организацией концертов — на тот момент я уже знал многих эстрадных артистов. Но и это мне в конце концов осточертело, — я лет на десять увлекся клубным бизнесом, а уже потом стал интересоваться ресторанами.

Вам не хотелось вернутся к музыке?
А я уже. Проект, которым сейчас занимаюсь — итальянский ресторан «Tony’s Kitchen». После официального открытия, планирую давать здесь джазовые концерты для друзей и посетителей.

Сложно бывает самому создавать интерьеры ресторанов?
Для меня дизайнер — это не профессия, а жизненно обходимое занятие. Я сам готов платить, лишь бы продолжать этим заниматься, и довольно часто помогаю друзьям с проектами совершенно безвозмездно, как, например, в ресторане «Putaneska».

Что Вас вдохновляет на новые проекты?
Озарение всегда приходит спонтанно. Когда я вижу какое-нибудь удобное для ресторана место, у меня молниеносно в голове рисуется вся картинка – расстановка столов, цвета, блюда. Как правило, в проектах реализуются именно те идеи, которые возникли у меня в первые минуты знакомства с новым местом.

Какую публику Вы бы хотели видеть в своих ресторанах?
Простую. Я устал он VIP-персон, которым невозможно до конца угодить. Обыкновенные люди не так избалованны и чаще бывают благодарны. За последние годы аудитория, за исключением «элиты» изменилась в лучшую сторону. Люди стали более требовательными, разборчивыми. И это прекрасно.

Каков Ваш главный критерий в оценке работы ресторана?
Правдивость. Например, мне очень нравится ресторан «Чурчхела». У них кошмарный вход через какие то цветочные ларьки, но — это честно. Этакая Нью — Йоркская штучка: пройти через ужасную бургерную, найти за углом обшарпанную дверь, открыть и очутится в прекрасном ресторане.

Кстати, о Нью-Йорке, как складывается судьба «Мариванны»?
Забавно, что меня отговаривали от этого проекта. Пророчили непонимание публики из-за странностей — стулья, например, из комиссионки. Но в итоге, проект стал безумно популярным. И разрастается — аналогичные заведения появятся в Вашингтоне, Лондоне, Майями.

Спецпроекты