Петербург
Москва
Петербург
«Би-2» не любят окраины

«Би-2» не любят окраины

Шура и Лёва о новом альбоме.

Что на диске, который будет распространяться вместе с журналом Time Out?

Шура: Пластинка, которую вы будете держать в руках, эксклюзивная. Только один трек «Муза» из нее попадет в основной альбом, который,скорее всего, выйдет в апреле. Все остальные песни — это несколько ремиксов на песню «Муза» и четыре биайда — больше никуда не войдут, они останутся только на этой пластинке. Главное, что сингл не будет отражать тенденцию всего альбома, он будет другим.

Вы едва ли не единственная группа, которая не любит отмечать свои юбилеи, но в этом году будет 20 лет творческому союзу.

Шура: Если говорить о творческом союзе, то уже больше: мы познакомились в 86 году, первая группа появилась в 88-ом. Мы действительно не любим отмечать юбилеи, да и непонятно, когда их отмечать: с 88-го, когда впервые собрались, или с 91-го, когда мы в Израиль уехали, либо с 98-го, когда мы в Австралии записали первый популярный альбом, либо с 2000-го, когда мы появились в России. Поэтому чтоб не путаться, решили вообще не отмечать юбилеи.

То есть возможные переклички между первым концертом, когда вы вытащили на сцену гроб, и нынешними скелетами — это случайность?

Шура: Ну, никакой чернухи не было. Мы играли ска-панк тогда, что-то похожее на группу The Police.

Лева: Ну, это громко сказано, конечно. Просто недостаток того, как мы тогда играли, мы пытались скомпенсировать эпатажем. Теперь играть стали лучше, поэтому на сцене стали больше внимания уделять музыке.

Другими словами, желание эпатировать публику прошло?

Лева: Нам достаточно того, что мы в таких необычных костюмах снимаем видеоклип.

Вы стали заниматься музыкой после того, как выпустили несколько авангардных спектаклей, в том числе «Лысую певицу». Ионеско как-то повлиял на вас?

Лева: Насчет самого Ионеско не скажу, но вообще любая книга оставляет свой след. Хотя не всегда на это обращают внимание со стороны. Какое-то время нас совершенно серьезно донимали вопросами, читали ли мы Маркеса? Что мы могли сказать? Ну конечно, мы не читали!

Вы изменились за это неопределенное время творческой деятельности?

Шура: Мы изменились, но не радикально. Какие-то перемены, очевидно, происходят в музыке, но в нас ничего почти не изменилось. За те восемь лет, как мы в России, многое произошло. Но мы вообще очень любим экспериментировать, и, скажем, этот сингл, который выйдет с вашим замечательным журналом, тому подтверждение. Такого мы еще не делали.

В каком стиле будет решен альбом?

Шура: Сейчас сложно сказать. В стиле «Би-2», в первую очередь, но и с учетом всех последних веяний, которые нам нравятся. Вся история с дэнс-панком будет продолжаться, но более дтально. Песня «Муза» — обычный рок-н-ролл, но достаточно хитро сделанный. «Черная река» — это синти-поп, потом экспериментальная песня, называется «Кассандра», это будет электронная музыка. Песня «Лола» вообще будет похожа на саундтреки Вангелиса. Будет несколько дуэтов: «Let’s dance» с замечательной Еленой Кауфман, потом с Дианой Арбениной, с которой у нас уже семейная традиция петь.Будет замечательная песня, которую мой дядя Михаил Карасев специально для нее записал, — «Снайпер». Чистая акустика: барабан, лютня,гитара. Ремиксы будут продвинутые, похожие на ту музыку, под которую мы танцуем на своих собственных вечеринках.

Вы даете множество концертов и живете сразу на много городов, где именно пишется музыка?

Лева: Вообще, если честно, я люблю сочинять песни дома. Дома — это уже в Москве. Мы купили квартиры в центре.

Вы успели достаточно попутешествовать, чтобы увидеть жизнь городских окраин. Что больше всего запомнилось?

Лева: Скажем, в таких странах, как Австралия, городская периферия — это всегда более безопасное место, чем центр, чего не скажешь о Москве, например, думаю, что и о Питере.

Ассоциации на «спальный район»?

Шура: Какое-нибудь Бирюлево или Бутово,Южное Бутово! Вообще, это же уникальное российское явление. Скажем, в той же Австралии я не встречал спальных районов. Там есть city и есть suburban, а это совсем не похоже на наши спальные районы.

Как вы относитесь к тому факту, что жизнь потихоньку перетекает из центра на окраины городов?

Лева: Мы хотели бы радоваться, но это происходит не так быстро, как представляется.Города-то у нас строились совсем по другим законам раньше, и теперь приходится терпеть все эти пробки… Надеюсь, когда-нибудь рассосутся все эти проблемы и можно будет одинаково жить что в центре, что на окраине.

Если вас пригласят сыграть в клубе в Купчино, согласитесь?

Шура: Не знаю, это зависит от массы факторов. Но в принципе мы не против. Например, в следующем месяце будет концерт в городе Зеленограде. Это пригород Москвы. И нормальный такой клуб.

А как вообще живется в маленьких городках? Ведь и вы сами, страшно сказать…

Шура: В Бобруйске-то? Да ничего, нормально. Может быть, и тяжело, но жить можно.Мало того, скоро у нас будет тур по Белоруссии, и мы будем играть и там. В маленьких городах скучно, да и Белоруссия отличается от России. Я вообще не живу в маленьких городах лет с 20, хотя в Израиле много где останавливался, но ненадолго, а Мельбурн и вовсе очень похож на Москву, словом, трудно сказать, как там сейчас.

Как после «Брата 2» складываются отношения с кино?

Шура: Вообще, мы часто работали над музыкой к фильмам, а в последнее время зовут и сниматься. Сейчас я снимаюсь в фильме Андрея Селиванова, хотя у фильма нет еще утвержденного названия. Это будет телевизионный проект для канала РТР. Я там играю хорошего музыканта и плохого человека. Есть, конечно, какие-то амбиции в кино, но я же не профессиональный актер, опыт приходится набирать по ходу, и требовать от меня какого-то тотального перевоплощения было бы просто глупо. Да и вообще, у меня слишком брутальная внешность, чтобы всерьез надеяться на карьеру в кино.

3 октября 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация