Петербург
Москва
Петербург
«Тролли, каменные гиганты, гоблины — вся трилогия будет одним большим эпосом»

«Тролли, каменные гиганты, гоблины — вся трилогия будет одним большим эпосом»

Энди Серкис работал над «Хоббитом» на две ставки: вдобавок к роли Горлума, к которой актер вернулся после десятилетнего перерыва, Питер Джексон доверил ему режиссуру некоторых эпизодов.
Каково было снова оказаться в трико? Просто здорово. Такое ощущение, будто и не уезжал из Новой Зеландии. Я посчитал: в ходе работы над «Властелином колец» и «Кинг-Конгом» мне пришлось отметить в этой стране свой день рождения семь раз. Прекрасное место, здесь работается легко и просто. А с Питом (Питером Джексоном. – Прим. Time Out) мы и вовсе как большая семья. Кажется, что тут кроме работы делать нечего – а на самом деле ты получаешь от всего удовольствие. Я люблю погулять и покататься на горном велосипеде, так что здесь для меня просто рай. Единственный недостаток – пришлось оставить семью и общаться с близкими по скайпу.

Легко ли было вернуться к Горлуму, его голосу и движениям? Вам не приходилось изображать его на вечеринках все прошлое десятилетие? Горлум меня никогда не покидал, так и шнырял кругом. Странным было то, что когда ты возвращаешься на площадку, у тебя нет ощущения, что снова возвращаешься к персонажу, которого играл десять лет назад. Но первое же, что мы сняли, были «Загадки в темноте» – сцена с Бильбо и Горлумом. И со стороны Питера это был отличный способ погрузить в происходящее всю команду, вернуть прежнее настроение. А команда была та же, разве что постарше, плюс кто-то располнел, кто-то детей завел. Но это была сцена, которая выстроила все разом – длинная, ориентирующая тебя и задающая настроение сцена. Для Горлума это вообще один ключевых моментов: он теряет обожаемую вещь, от которой зависит и которую жаждет. И еще один важный момент – это когда Бильбо из жалости решает оставить Горлума в живых. И путешествие продолжается – до самого уничтожения кольца. Конечно, Мартину тоже было куда удобнее, когда Бильбо, для начала, встречался только с одним персонажем, а не с толпой гномов и магом. Питер снимал сцену как в театре: мы играли ее от начала до конца, каждый дубль.

В прошлый раз вам пришлось заниматься довольно странными вещами: кувыркаться в реке, например. На этих съемках вас чем мучили? За это время способы передачи реальных движений анимированному персонажу, слава богу, улучшились. Уже во время «Восстания планеты обезьян» съемка реальных и анимированных деталей стала происходить одновременно. Когда я начинал изображать Горлума 10 лет назад, меня снимали на 35-миллиметровую пленку, а через несколько месяцев приходилось отправляться в павильон и повторять то же самое для виртуальной эмуляции движений. Так что возникал некоторый разрыв между живым и анимированным Горлумом – и вообще съемки были большой морокой. В этот раз Пит мог одновременно руководить нашими действиями: моими и Мартина. Каждое движение Мартина влияло на мою игру и записывалось. Камеры, работающие на анимацию, снимали меня, параллельно Мартина снимали обычными камерами – никакого разрыва не было.

Вы на Мартина не давили? «Знаешь, Элайджа (Вуд. – Прим. Time Out) так никогда бы не сделал…» Нет… Ну, может, совсем чуть-чуть, чтобы его в форме держать. Мне ужасно понравилось работать с Мартином, потому что он полностью включался в действие. Это было важно для того, чтобы сыграть с ним сцену разом от начала до конца. Каждый следующий дубль обнаруживал что-то новое, какую-то другую перспективу. А из-за того, что Мартин еще только примеривался к своему герою, он делал в Бильбо потрясающие открытия. Пит как раз и любит работать именно таким образом. Вместо того, чтобы просто заснять одну, до зубов отрепетированную сцену, процесс ее создания происходит до самого последнего момента – только так он оформляет ее в желаемом виде. Эмоциональные акценты расставляются уже на монтаже. Все, что нужно Питу – это выбор, и как можно более широкий.

Играя Горлума в этот раз, вы возвращались к персонажу, которого уже знаете, или искали в нем что-то новое? На самом деле мне пришлось забыть все его черты и свойства. Здесь он на 60 лет моложе, ни с кем не общался 500 лет. То, что в нем осталось от Смеагорла, отчаянно пытается проявиться, одурачивает его, когда он встречается с Бильбо, – и Горлум не может сопротивляться Смеагорлу. Ему, с одной стороны, хочется развлечься и сменить обстановку, а с другой – все интересы Горлума обычно сосредоточены на добыче еды. Мы постарались обострить в нем эти шизофренические черты, добавив тем риска и шутки действию. Не только Бильбо встречается со странным персонажем, это столкновение для них обоих.

В «Хоббите» ваша роль меньше, чем во «Властелине колец», зато Питер Джексон предложил вам должность режиссера группы, снимающей второстепенные сцены. Это показатель большого доверия человеку, который прежде мало занимался подобными вещами. Пит еще со времен «Колец» знал, что я хочу быть режиссером. Я снимал короткометражки, сцены для видеоигр, какие-то спектакли в театре. Последнюю пару лет мы с моим партнером и продюсером Джеймсом Кавендишем организовали компанию под названием The Imaginarium. Это студия для анимационных съемок, где мы как раз планировали проекты, в которых я был бы режиссером. Мне позвонили едва за месяц до начала работы над «Хоббитом», и я решил, что у меня будет пара недель, чтобы снова войти в роль Горлума. Но Пит спросил, не хочу ли я поработать режиссером второй группы. Он четко все понимал и наверняка знал, что это работа именно для меня – письмо пришло очень вовремя. Мне, конечно, пришлось подбирать свою челюсть с пола, когда я представил, сколько надо сделать. Мы работали 200 дней, для меня это было серьезно. Не какой-то собственный независимый фильм, о котором я изначально думал, а целое приключение.

В чем были самые большие сложности? Организация площадки и, конечно, «погружение» в специфику трехмерных съемок. Я никогда не снимал со скоростью 48 кадров в секунду. Еще тяжелым моментом, конечно, была логистика. С фильмом таких масштабов приходится постоянно мотаться между основной и второй группой, менять актеров на дублеров, расставлять их по конкретным позициям. И очень много руководить: это и в независимом кино нелегко, а тут вообще творилось что-то невообразимое.

Какие сцены, по вашему мнению, будут самыми ударными? Сцен много. Тролли, каменные гиганты, гоблины – вся трилогия будет одним большим эпосом. Думаю, что сцена с Горлумом и Бильбо тоже будет одной из таких – накал страстей исключительный.

Книга читается гораздо легче, чем «Властелин колец». Это как-то отразится в фильме? Пит видел эту историю как пять – теперь уже даже шесть – фильмов, которые совпадают друг с другом. Поэтому, хотя книга про путешествие Бильбо выглядит детской сказкой, в фильме будет больше сюжетных линий, отсылающих к «Властелину колец». Это будет касаться истории, вражды между народами и созданиями – всего, что может быть важным для «Хоббита» как предшественника «Властелина колец». Это Средиземье, каким мы его знаем.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация