Петербург
Москва
Петербург
Гитарист группы The Stooges Рон Эштон

Гитарист группы The Stooges Рон Эштон

Гитарист важнейшей протопанковской группы The Stooges Рон Эштон о работе с Мадонной

Игги Поп был абсолютной звездой, когда его банду The Stooges («Пугала») никто не знал за пределами их родного Детройта. Никто до него не вел себя на сцене так грубо и развязно, не резал себя бутылочными осколками, не прыгал в толпу и уж тем более не демонстрировал публике эрегированный член. Шоу страсти и саморазрушения Игги устраивал под гитарный рев, сырее куска свежей говядины. Манера гитариста Рона Эштона стала образцом для поколений панков и гранджеров и за три десятка лет не изменилась ни на йоту.

Пробовали совершенствовать свой примитивный гитарный стиль?

Я его не совершенствую, играю себе и играю. Конечно, через тысячу концертов точно станешь играть лучше, но главное при этом сохранить свою уникальную манеру. А учусь я постоянно.

Не беспокоят фанаты, которые лезут на сцену по приглашению Игги?

Я теперь умный, стою подальше от края сцены, а мой техник меня прикрывает, если что. Раньше хотелось быть ближе к публике, но эти безумные люди выбегали на сцену, хватали мою гитару и всячески мешали играть. Приходилось даже концерт останавливать. Зато теперь я спокойно наблюдаю со своего места, как фанаты сходят с ума — и это прекрасно. Я понимаю, каково было бы мне, выскочи я на сцену к своей любимой группе.

Что это за группа?

Я люблю многих старых артистов, но некоторые молодые способны заткнуть их за пояс. Например, Джек Уайт из White Stripes, The Hives — отличные парни. А так в моем плеере всегда есть Колтрейн, группы «британского вторжения»: The Yardbyrds, The Kinks, The Beatles, The Stones, Pretty Things — то, на чем я рос.

Сложно представить, что вы любите The Beatles.

Да вы шутите! Если бы не они, мы никогда бы не занялись музыкой, с них все началось. Я брал гитарные уроки, когда мне было лет 10, тогда же пробовал играть на аккордеоне, но по-настоящему увлекся, когда услышал The Beatles. А как они выглядели! Битловские стрижки, ботинки, костюмы, вельветовые пиджаки — как я хотел быть таким же крутым, как они!

Насколько важен имидж, вы можете судить и по The Stooges.

Джек Уайт обмолвился, что Funhouse, по его мнению, лучший альбом всех времен.

Вы можете выделить какую-нибудь пластинку из небольшого каталога Stooges?

Они все как дети, они часть моей жизни, так что однупластинку выделить не получится. Со стороны заметно, как группа менялась от альбома к альбому. И The Weirdness — это не конец пути.

Funhouse — это какое-то конкретное место?

Да, был такой сквот, где мы всей группой жили и занимались тем, чем обычно занимаются молодые люди. Мы чувствовали себя абсолютно свободными: хотели — репетировали, хотели — тусовались с девчонками, пили-курили. Все, о чем писал тогда Игги, это наша жизнь, наш оттяг, непрекращающаяся вечеринка. Мы были очень близки друг другу, все делали вместе.

А теперь?

После распада группы мы не виделись с Игги двадцать лет. По телефону разве что пару раз поговорили. Я даже пришел раз на его концерт, но за кулисы зайти постеснялся. Так что, когда Игги предложил воссоединиться, я нервничал. Но стоило нам встретиться, как началось «А ты помнишь?», и все встало на свои места. Я ведь даже с братом своим виделся раз в год, он в Мичигане живет, а я — во Флориде. Так что воскрешение The Stooges дало мне возможность снова почувствовать, что мы семья.

Расскажите, как случилось, что Мадонна пригласила вас выступить на церемонии введения ее в Зал Славы рок-н-ролла.

Мне высказывали потом друзья, что мы панк продали, раз с Мадонной якшаемся. Странная история, я даже сначала подумал, это шутка такая. Сам я не фанат Мадонны, я не слушаю радио и не смотрю каналы, где ее крутят. Игги сказал: «Давайте просто сделаем ее песни в нашем стиле, just rock ‘em». Так мы и поступили. Пришли с братом в студию, быстро сняли аккорды, на басу мой техник подыграл, за час записали и отослали Игги. Он еще сократил песни раза в два — и дело в шляпе. Я никогда больше не сыграю Ray of Light, и это тоже круто.

А самих вас сколько раз грозились ввести в Зал Славы?

Я уже перестал считать. Никто столько раз не номинировался безрезультатно. Я не заплачу, если и на будущий год этого не произойдет, но было бы круто. Все мои герои уже там, люди, которые действительно изменили ход истории — чем мы хуже?

Вы сказали, что на The Weirdness ваша история не заканчивается — что-то новое пишете?

У нас есть 42 песни, которые не вошли в The Weirdness, а мы уже сочиняем новые — не хочется топтаться на месте. Мы с братом послали Игги несколько часов записанного материала, так что как закончим гастроли к октябрю — засядем в студии. Еще одна пластинка точно будет.

Продюсером кого возьмете?

Может, сами все сделаем. Единственный человек, кандидатуру которого мы обсуждали, это Джек Уайт. Он чуть не стал продюсером The Weirdness, но у него появились какие-то дела, и мы стали работать со Стивом Альбини.

На The Weirdness поется: «Моя концепция веселья — это убивать всех вокруг». Так и оттягиваетесь?

(Смеется.) Не стоит буквально понимать Игги. Я вот читать люблю, собираюсь прикупить несколько книг в дорогу. Отлично бывает сидеть у камина, курить сигару, потягивать водку и играть со своими собаками. Или гонять на своем «понтиаке» 1963 года, который рычит, как зверь. Есть разные маленькие радости, которые многим покажутся скучными — ведь я рокер, должен бухать и морды бить.

19 сентября 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация