«Живьем это практически панк-рок»
Всего полгода назад выступавший тут в камерных условиях голубоглазый речитативщик Энди Босуэлл, он же Astronautalis, замахнулся на самый большой клуб города.
Этим летом ты выступил в крохотном клубе «Тишина». У себя в Америке я начинал именно с таких крохотных клубов и медленно обрастал поклонниками; в какой-то момент на концерты стали приходить сотни человек, потом тысячи. Я не строил иллюзий, мне казалось, в незнакомой стране процесс должен быть таким же постепенным. Но этот клуб был чем-то особенным. Низкий тесный чердак какого-то жилого дома, там не разрешают делать музыку громче и больше 30 человек не помещается – так вот в «Тишине» был полный аншлаг, и все эти 30 человек знали слова песен! Я прекрасно провел время, ощущения незабываемые. Теперь я в предвкушении – каково это, сыграть в России сольный концерт на площадке в сто раз больше?

Ты в «Тишине» заявил, что ты, судя по всему, самый популярный рэпер в России, круче Джей-Зи. Я имел в виду, что я самый популярный американский рэпер в России в этот конкретный день. Джей-Зи не был в Петербурге этим летом?

Он, кажется, вообще сюда не приезжал. А к чему ты его вспомнил? Любишь гангста-рэп? Я вырос на этом. Нью-йоркский гангста – это часть моей жизни. Хотя на самом деле я никогда не принимал их всерьез. Вся эта эстетика практически ничего не дает обычному человеку. Мне нравились их тексты, но они не задерживались у меня в голове и никак на меня не повлияли. Это важный музыкальный стиль, он должен существовать, но это не музыка на каждый день, по крайней мере для меня. Сейчас я в основном слушаю своих друзей – коллегу-рэпера P.O.S, Bon Iver, с которыми недавно записывал несколько песен, на этой неделе у меня в плей-листе уже несуществующая малоизвестная американская группа Rachel’s – это такая современная классическая музыка.




На одном из авторитетных порталов тебя окрестили новым Беком. Даже если отбросить стилистические различия, как тебе такое сравнение? Это очень лестно. Бек – это самый интересный и уже практически великий американский музыкант за последние 20 лет.

В этот раз у тебя будет живая банда, а не ноутбук?
Да, да, ноутбук – это ужасно (выражает отвращение непередаваемым набором звуков). Я возился с ним несколько лет и вот наконец собрал группу: гитара, барабаны, электроника – это придает концерту хорошее живое безумие. Хочешь верь, хочешь нет, но Astronautalis живьем – это практически панк-рок.

Напоследок – ты помнишь первую песню, которую записал? Моя первая песня была… ну, не очень хороша. Я записал ее в спальне своего приятеля, на микрофон, который стоил 9 долларов – это цена двух чизбургеров. Я помню, что, когда я читал в этот микрофон свой первый рэп, приятель держал свою собаку за горло, чтобы она не сорвала запись гавканьем. Если этот трек послушать сейчас, уши завянут. Но я думаю, что это правильное начало пути – спальня, мычащий пес, микрофон за два чизбургера.

Astronautalis
25 ноября
«А2»

Спецпроекты