«В детстве я хотел быть водителем автобуса. »
После аншлагового выступления в «Космонавте„ Иван Дорн слетал к другим планетам в новом клипе “Идолом», чтобы в конце октября вернуться с концертом в Ледовом дворце.
Как появилась идея клипа: советский ЦУП, где все научные сотрудники – дети, полет в космос с целью вновь обрести юность… Мы думали над этим сюжетом с Женей и Димой Мисюрой. Это наш пятый совместный клип, хотя раньше все придумывали они – я не вмешивался. Но эта песня царапает мне душу особенно, поэтому мы решили поработать над видео вместе. Вернее, так: фабула – что я становлюсь космонавтом и превращаюсь в ребенка – наша общая, а детали придумывали Женя и Дима. Сама песня о том, что меня постоянно кто-то преследует, меня это смертельно достало – и вот я улетаю на другую планету, чтобы начать новую жизнь: без фанатов, без шумихи…

Вас действительно уже успели смертельно достать, или это полностью вымышленный сюжет? Нет, я все истории для своих песен выдумываю или подслушиваю, когда они случаются с моими друзьями или с кем-нибудь еще. Это скорее такой футуристический сюжет – вполне вероятно, что в будущем так случится.

В детстве о космосе мечтали? Мечтал, конечно, как и все дети. Правда, потом эту мечту перебила другая: я захотел стать водителем автобуса. Но что-то не повезло мне (смеется).

Вы еще признавались, что любите старый хаус. Но «Идолом» скорее напоминает об электро, продукции Ed Banger Records. Но все равно это музыка с корнями. Ни для кого не секрет, что каждые 20 или 15 лет происходит такое back to old school – возвращение интереса к старой музыке. Мы попытались его угадать, когда в «Стыцамэне» сделали органный бас в духе классического хауса девяностых. Мне кажется, что и волна старого электро тоже вернется.

О записи новой пластинки думали уже? Да, зимой, наверное, укатим в Лондон, будем месяц писаться там.

Пригласите продюсера с именем? Нет, зачем? Снимем студию и сделаем все самостоятельно. Мы в этом смысле идем по тропе Queen – они тоже для записи новых пластинок выбирали новые места… Мы вот решили с Лондона начать – там все мои кумиры живут.

Сейчас все говорят о вас как о музыканте новой формации, на которого никак не повлияла ни советская, ни постсоветская эстрада. У вас есть любимые исполнители родом из СССР? Если говорить о самых неординарных, то это Жанна Агузарова. Если о стильном советском фанки – группа «Браво». Еще Юрий Антонов – у него отличные джазовые гармонии, особенно в первых песнях! В плане текстов мне нравится «Машина времени». Мне вообще кажется, что поп-музыка того времени была гораздо качественнее, чем сейчас. Из тех, кто работает сегодня, симпатичны Tesla Boy. Хотя они, конечно, ориентируются на западное ретро, не советское.

Не думали поработать с Антоном Севидовым? Могло бы получиться очень любопытно. Нет, я не очень люблю такие разовые совместные проекты – сложно добиться взаимопонимания, постоянно приходится идти на компромиссы с собой.

С момента выступления в «Космонавте» прошло чуть больше, чем полгода. Вы уже спокойно относитесь к площадкам на несколько тысяч человек? В принципе, количество людей не имеет уж такого большого значения. Мы и на корпоративах стараемся никого не оставить равнодушным. Хотя, конечно, бывает неприятно, когда от тебя хотят «Рюмку водки на столе» или что-то подобное. Мы вообще, скорее всего, сейчас будем очень скрупулезно отбирать такие выступления – вплоть до того, что постараемся заранее узнавать музыкальный вкус заказчика.

Какие у вас отношения со спиртным? Перефразируя всенародно известный хит, вам нужен алкоголь вообще? Напивались когда-нибудь до состояния «Чарльз Буковски»? Очень давно, в 14 лет. Намешал всего: начиная от водки и заканчивая вином, причем шел «на понижение» – классическая ошибка, которую больше не повторяю. Помню, потом шли домой с другом, и только я отвернулся – он уже побитый стоит. Какая-то гопота напала, а я даже не заметил – как-то быстро все произошло… Сейчас на алкоголь сил уже не хватает, несмотря на то что он есть в бытовом райдере. Все бутылки виски остаются закрытыми.

Иван Дорн
26 октября
Ледовый дворец, Малый зал