Итоги «Нацбеста»
Одиннадцатый «Нацбест» запомнится литераторам и критикам сильным и на редкость сбалансированным шорт-листом, а публике — оппозиционной риторикой на сцене и отсутствием интриги.
После прошлогодней юбилейной акции (выбирали книгу десятилетия, «Супернацбест») премия привлекла повышенное внимание тусовщиков и журналистов – организаторы накануне даже опасались, что все приглашенные и аккредитованные попросту не поместятся в Зимнем саду «Астории». Кое-как разместились, но со столиками возникла привычная неразбериха – за «моим» столом мест не было, и пришлось перебираться вперед, где мы оказались соседями с таким же неприкаянным лидером питерского отделения НБП Андреем Дмитриевым и его женой. Как только на сцене появились ведущие – актриса Юлия Ауг и Артемий Троицкий, Дмитриев довольно громко поинтересовался, почему же Артемий не надел костюм презерватива, в котором он выступал на одном из недавних митингов. Троицкий будто бы в ответ продемонстрировал футболку с символикой группы Pussy Riot. В этом духе все и продолжилось: публицист Дмитрий Ольшанский будто бы озвучил одну из собственных политических колонок и проголосовал за роман Александра Терехова «Немцы». Захар Прилепин подробно разобрал все книги короткого списка, заметил, что его перепахали два романа – «Женщины Лазаря» Марины Степновой и «Немцы» Терехова, после чего извинился перед Мариной и тоже отдал голос «Немцам». Вместо музыканта Михаила Родионова, который косит от армии и поэтому откосил и от «Нацбеста», проголосовал Артемий Троицкий – и опять «Немцы», потому что, мол, очень своевременная книга. После этого стало понятно, что Терехов фактически победил – для иного расклада нужно было, чтобы оставшиеся три участника жюри столь же единодушно проголосовали за другого шорт-листера, что маловероятно. Ответственный секретарь премии Виктор Топоров заявил, что голосование тем не менее продолжается, и попросил Троицкого немного умерить свой революционный пыл. Тут на сцену выскочила юная Женя Отто – борец за права всех сразу, как остроумно пошутил кто-то в зале, то есть женщин, рабочих и сексуальных меньшинств. Женя выдала настоящую отповедь всей современной литературе, которая недостаточно отражает оппозиционную борьбу, что возмутительно. С формулировкой «ну хоть что-то» она проголосовала за «Немцев», так как там все-таки есть попытка отразить быт загнивающих коррупционеров. Оставшиеся двое участников жюри – ректор Педагогического университета имени Герцена Валерий Соломин и режиссер Карен Шахназаров – несколько разбавили триумф Терехова. Соломин похвалил роман Сергея Носова «Франсуаза, или Путь к леднику» и даже процитировал из него стихи, а Шахназаров, находящийся на «Кинотавре», прислал видеообращение, где поддержал Анну Старобинец с романом «Живущий» и призвал писателей думать о кино и писать книги, которые можно экранизировать.

Александр Терехов не смог лично присутствовать на церемонии, так как в это время представлял русскую литературу на книжной ярмарке в Нью-Йорке, поэтому поздравления за него принял первый лауреат «Нацбеста» Леонид Юзефович. Вовсе без голосов остался роман Марины Степновой – который, что забавно, уже стал фактическим бестселлером, а также исторический кошмар Владимира Лидского «Русский садизм» и забавный роман-пастиш Владимира Лорченкова «Копи Царя Соломона», стиль которого Троицкий определил как «карантино».

Неофициальная часть церемонии получилась, как всегда, веселой и залихватской – в то время как иные зануды обсуждали за бокалом вина поглощение издательством «Эксмо» издательства АСТ, Захар Прилепин с компанией устроили в фойе «Астории» мини-чемпионат по армрестлингу, а Юлия Ауг и член оргкомитета премии Вадим Левенталь пели народные песни.