Прикольные книжные магазины можно пересчитать по пальцам трехпалой руки
Путь к сердцу
Недавно мой приятель Кирилл Иванов открыл ресторан. Кирилл славный малый: фронтменит в группе «СПБЧ», написал книжку про историю рейва, возглавлял когда-то главный в стране мультипликационный канал. Да и ресторан у него вышел что надо. На открытии была куча симпатичных девушек, а кто-то из молодых людей пришел в смокинге и бабочке. Перекрикивая музыку, Кирилл говорил, что у него с компаньонами все просчитано: ресторан непременно даст прибыль.

И на той же самой неделе в городе закрылось еще два книжных магазина. Последнее время эти магазины закрывались буквально пачками, но эту парочку особенно жалко. Один – «Борхес» во дворике за католической церковью на Невском. Там можно было купить романы каких-нибудь модных турок или индусов. Второй – букинист неподалеку от «Василеостровской». Сюда ходили за переводами кельтских хроник или книг древнеегипетских заклинаний.

Я считаю себя, в общем-то, нестарым парнем. Но даже я еще помню, как таких вот книжных лавочек в городе были буквально десятки. Где-то торговали только появившимся Кастанедой, где-то – плохо изданным молодым Пелевиным. А вот поесть в те годы в городе было, считай, и негде. Люди выстаивали длинные очереди, чтобы попасть внутрь легендарных первых петербургских клубов и там, внутри, чем только не занимались. Пили, лезли к девушкам, танцевали на столах, снова пили, пробовали черт знает что, пытались подраться или, наоборот, получали в нос. Но никогда не ели. Это было как-то не принято.

И вот сегодня маятник качнулся в обратную сторону. Прикольные книжные магазины можно пересчитать по пальцам трехпалой руки. Зато в плане поесть к вашим услугам целые улицы ресторанов. Я живу на Моховой и точно знаю: в радиусе трех кварталов от моего дома под ресторан, бар или кофейню заняты абсолютно все первые этажи абсолютно всех домов.

Только не поймите меня в том смысле, что я собираюсь стенать по поводу – ах, мол, все вокруг только жрут, а о культуре забыли. Раз забыли, значит, не культура и была. Капитализм – это ведь и есть такая система, когда люди рублем голосуют за то, что им важно. А за что не важно, не голосуют, и оно умирает само. Раз рестораны открывают, а букшопы наоборот, значит, покупатель сделал свой выбор. Спорить станет только глупец.

Как-то в Москве (извините за выражение) я пил алкоголь в компании приятных ребят. Один из них считался лучшим на тот момент музыкальным обозревателем, второй – самым толковым из отечественных литературных критиков, и только третьим был просто какой-то толстый олух. Прошли годы. И где теперь те критик с обозревателем? Зато толстяк имеет собственное кулинарное шоу на НТВ и за хорошие деньги рекламирует бульонные кубики. Просто в отличие от приятелей он подмял правильный сегмент рынка. На музыку и книжки рукой рано или поздно махнет каждый. А вот едим мы ежедневно. С рождения и до самого конца.

Илья Стогов

Спецпроекты