«Добрый, ласковый, нежный. Ленивый. Неуверенный в себе»
Интервью с Иваном Дорном
В город (впервые и сразу с новым альбомом) приезжает Иван Дорн – ломкий украинский поп-леденец, нежный укротитель танцполов, бледный принц модных диванов. Time Out предложил Дорну рассказать о себе.

Об источниках вдохновения
24-летнего украинского певца, уроженца Челябинска, озарившего поп-эстрадную текучку России и Украины не только харизматичной внешностью, но и смелыми текстовыми решениями вроде «Жарю ультрамальвин» или «Его походка видна с закрытыми глазами», спорят не только подростки. Вполне серьезные обозреватели оценили артистизм и неординарность композиций Дорна (поклонники называют его творчество «дорнотроника»), среди которых безусловным хитом является «Стыцамен» – песня, коронная фраза которой («Не надо стесняться») тиражируется в интернет-мемах. На первом сольном концерте Дорн, чей сценический герой аттестует себя по меркам поп-мира достаточно скромно: «Я особенный тип», – обещает только живой звук: рэп, фанк, нео-диско. Стесняться этого и правда не стоит – гордиться надо!

О себе в реальной жизни Добрый, ласковый, нежный. Ленивый. Неуверенный в себе. Тот образ, который получился в клипе «Стыцамен», скорее моя противоположность.

Об интернете Абсолютно нормально отношусь к тому, что мой альбом большинство скачает в Сети бесплатно. Я зарабатываю на концертах. Альбом для меня – способ подвести итог определенного этапа творчества, а не источник дохода.

О продюсерах и продюсировании Я сам себе продюсер. Но хитрый: на самом деле продюсерские обязанности я распределил между близкими людьми. Кто-то занимается концертами, кто-то – саунд-продюсированием и так далее. Я сейчас свысока смотрю на тех, кто говорил: «У тебя не получится, ты не сможешь сделать это самостоятельно». Недоверие к моим возможностям как раз подстегнуло меня.

О демократии В России в музыкальной индустрии все как-то монополизировано. А на Украине музыкальная демократия. Наверное, поэтому у нас гораздо больше качественной популярной музыки. Может быть, и близость к Европе как-то влияет.

О формате Мне бы хотелось, чтобы радиостанции меньше оценивали музыку, которая к ним попадает, по принципу «формат – не формат» и больше – по принципу «качественно – некачественно». Мои песни мало на каких станциях можно услышать именно из-за «неформатности». Сделанная по-новому музыка не попадает в эфир, потому что не сочетается с тем, что уже крутится.

О популярности Я приобретаю известность благодаря интернету, социальным сетям и «сарафанному радио». Мне даже нравится то, что процесс идет постепенно, без плотного подключения прессы и других СМИ. То, что распространяется медленно, остается надолго.

О национальной принадлежности Я считаю себя украинским артистом, хотя родился в Челябинске. Но вырос я на Украине и сейчас живу там. Я и Россию-то не очень хорошо знаю, бываю тут только ради концертов. А пою по-русски, потому что рос в русскоязычной среде, для меня это естественно.