Интервью: Джонни Роттен
Sex Pistols в Петербурге.

Sex Pistols, главная панк-группа всех времен, возродилась из пепла в третий раз и впервые даст концерт в Петербурге. Вокалист и идеолог группы Джонни Роттен не верит ни в бога, ни в королеву и честно говорит об этом.

Я на сцене больше 30 лет, и вот наконец получил шанс посетить Россию. У вас восхитительная страна, это политики постарались держать наши народы подальше друг от друга, но люди-то везде одинаковы.

Думаете, за эти 30 лет люди не изменились?

И за 2000 лет не изменились. Я ирландец, у нас древняя культура, — у вас тоже. А политические системы, будь то капиталистическая или коммунистическая, не имеют никакого значения в современном мире.

Давайте про Sex Pistols поговорим.

Sex Pistols играют музыку для народа. Любые клише — панк-шманк — не имеют значения. Сначала появилась группа, и лишь потом — панк. И Sex Pistols все еще здесь.

Зачем Sex Pistols все еще здесь?

Кто-то должен быть честным. Пойми меня правильно: 30 лет назад английский парламент рассматривал мои песни God Save The Queen и Anarchy In The UK как измену родине, что по тем временам каралось смертной казнью. Я это пережил и остался честным человеком, ни разу не соврал.

Что для вас вообще музыка?

Последовательность звуков, которая четко резонирует с человеческими эмоциями. Ваше сердце всегда поймет, где подделка, а где человек действительно высказывает то, что чувствует. И поэтому я не выпускаю по пластинке раз в полгода, а работаю только тогда, когда мне есть что сказать — иначе неинтересно. В мире полно людей, готовых отдать душу дьяволу за славу и деньги, но я не из таких.

В одном из интервью во времена первого воссоединения Pistols вы заявили, что делаете это только ради денег.

Вам знакомо значение слова «ирония»? Это когда говоришь одно, имеешь в виду другое, — и получается смешно. Я ирландец, у нас хорошее чувство юмора. В русской литературе тоже полно противоречий.

У Достоевского, например?

О господи, вот балагур-то был (смеется) ! Он нарисовал такую мрачную картину мира, что только русские — и я! — способны получить от его книг удовольствие.

Вы как-то обмолвились, что Sex Pistols — это мюзик-холл.

Скорее свадебный ансамбль. На концерты Sex Pistols приходят, чтобы хорошенько повеселиться.

А как же большие идеи?

Самая большая идея — это радоваться жизни. Если в песнях еще есть над чем подумать — тоже хорошо, но главное — это наслаждаться обществом хороших людей. Социализация, а не социализм.

Зубы все еще гниют?

Настоящих зубов всего три осталось, и те скоро выпадут — это, конечно, погано. Что поделать, я же европеец, а не американец.

А в Лос-Анджелесе почему тогда живете?

Обстоятельства так сложились: не хотелось, чтобы меня арестовали британские власти. Людям в принципе нравятся одни и те же вещи, вне зависимости от того, где они живут. Все хотят, чтобы к ним относились с уважением, все жаждут искренности. Если таким образом будут обращаться со мной, я верну сторицей. В современной поп-культуре нет понятия «отдать», есть только «взять». Вам продают модную упаковку, в которой ничего нет.

Назовите кого-то, кто только отдает.

Ленин. И еще один весельчак, Сталин (смеется). Как я уже говорил, меня ждала виселица за то, что я делал поп-музыку, так что сталинская Россия — тоже веселое место было. Русские близки мне больше, чем вы думаете. У наших стран были хорошие лидеры, были плохие, но дело в том, что никакие лидеры не нужны в принципе. Нужен крепкий дух внутри, прямота в общении — вот что может людей объединить.

Почему вы покинули коллег по группе в 1978 году?

Сейчас это не имеет значения, главное, что между нами нет ненависти. С парнями в группе у нас могли возникать трения, но мы всегда по-настоящему любили и уважали друг друга. И наше дело тому подтверждение, Sex Pistols подарили миру несколько самых честных песен, какие только случались в поп-музыке. Этого у нас уже не отнять. И панками нас называть бессмысленно, потому что мы не панки, мы Sex Pistols, а это лучше, чем панк. Панки — это парни, которые хотят быть как Sex Pistols. Если вы крадете у людей идеи, значит, вам самому нечего сказать.

Как вы почувствовали, что у вас есть что сказать людям?

Это произошло по счастливой случайности, просто я начитан, я не тупица. За хорошее образование нужно драться. Я не говорю про школу, я про понимание того, как ведут себя другие люди и как с ними жить. А в глубине любой мудрости лежит комическое начало. Деньги — дрянь, мысли и чувства важнее. Мой главный враг — цензура, никто не имеет права заткнуть другому рот. Спор — одно из лучших достижений человечества.

Спор до драки довести может.

Я пацифист, но если кто-то тронет мою семью — он умрет. Насилие существует только потому, что мы не умеем спорить в открытую, а просто следуем доктринам.

Религиозным, в частности?

Никакого бога нет! Люди, для которых бог существует, не имеют возможности свободно мыслить. Религия — это такая же диктатура, что и любой политический режим.

Можно надеяться на новые песни?

Мы этим как раз занимаемся. Несколько лет назад я говорил, что никогда больше не напишу ничего для Sex Pistols, но передумал, потому что действительно очень люблю этих парней.

О чем же будут новые песни?

О жизни, о том, как выжить в этом идиотском мире.

Послали королеве поздравительную открытку к золотому юбилею?

Нет, зачем? Я налоги плачу, после этого я что-то еще ей должен? Мою преданность нужно заслужить, — она ее не заслужила. В конце концов, королева хоть раз прислала мне открытку на день рождения?