Интервью с группой Sonic Death
Спустя три года и десяток релизов практически во всех актуальных жанрах, от антифолка до аудиокниги, лидер Padla Bear Outfit Арсений распустил коллектив, чтобы со своей новой группой Sonic Death впасть в неслыханную простоту. Накануне фестиваля «Главbeat» он рассказал Time Out о любви и поточном методе.

В том, что в отличие от Padla Bear Outfit Sonic Death – «это серьезная игра», Арсений и Cо убеждают всеми возможными способами

Как поклонники Padla Bear Outfit отреагировали на вашу новую группу? Не знаю, я не общаюсь с поклонниками Padla Bear Outfit.

Ваша музыка стилистически была весьма разнообразной. С Sonic Death будет то же самое? Padla Bear Outfit – это строго русский рок: именно этот жанр выходил в итоге после всех наших поисков, по-другому это сложно назвать. В Sonic Death мы стараемся делать музыку, приближенную к той, которую слушаем сами.

Разве вы не могли играть гаражный панк с прежней группой? Сам я всегда мечтал играть песни так, как они записаны. Но с Padla Bear Outfit мы зашли в тупик: плавание по всевозможным жанрам привело к тому, что это стало похоже не на поиск
своего, а на потерю себя. Последней записью стал EP SLOW, после которого группа перестала существовать. Мы придумали совершенно новую программу, но двигаться дальше оказалось невозможным. А с Sonic Death мы что записываем, то и играем на концертах.

Sonic Death – это принципиально дуэт?
Нет, но сейчас да.

Есть мнение, что Рadla Bear Outfit – это было серьезно, а с Sonic Death вы решили поиграть. Относительно всего, что касалось Padla BearOutfit, можно прибавить «условно» или «так называемый». Sonic Death – это серьезная игра.

Но раньше вы считались певцом экзистенциального отчаяния, а сейчас стали петь про любовь в привычном понимании песен про любовь. Откуда все эти «выбери меня», «с тобой будет другой»? Относительно текстов – сегодня мне близка красота и ясность. Рефрены стали проще, их приятнее исполнять. Когда я пою «сегодня ты ушла одна», то вспоминаю действительную ситуацию из жизни, чувствую себя на своемместе. Все наши новые песни – о том, что происходит в жизни.

В песне «Змея» есть эффектные парадоксы: «Потерять – почти найти, / Отказать – почти спасти». Это что-то вроде вашего манифеста или философского кредо? М-м-м, мода – это что-то обжигающее, но в то же время холодное, нечто темное, но почти светлое, новое, но в то же время давно забытое. Манифесты пишут придурки, философия, кажется, тоже закончилась.

О Sonic Death стало известно в декабре, тем не менее вышло уже три релиза. Мы издали даже не все, что записали. Все релизы называются sessions, и их должна быть куча! Множество разноцветных квадратиков с латинскими буквами в интернете, обожаю это! Выпускать альбом мы не собираемся. Сборник сессий – возможно.

Вы однажды говорили, что творчество – это что-то вроде терапии творческим самовыражением. Какие проблемы вы преодолеваете, играя в Sonic Death? Терапия мне тогда нужна была, поскольку я был не в порядке. Сейчас мы стараемся не использовать музыку для решения собственных внутренних проблем. Все задачи, которые мы ставим, имеют отношение только к музыке.

А что такое Homecult Records? Наш лейбл, мать его! Посредством него мы как раз и будем решать интересующие нас задачи, связанные с музыкой.

Егор Летов неоднократно говорил, что рок без наркотиков – не рок. Sonic Death играют рок в его ортодоксальном понимании. Вам приходится изменять сознание? Нужно изменять себе. Например, захотел помыться – съешь пирожок. Я не принимаю наркотики, так как не позволяет здоровье – его еще не отменили. Но меня стимулирует мысль о том, что можно еще что-то сделать. Мне нравится, что я снова в начале пути.

На фестивале «Главbeat» вы выступаете вместе с Галей Чикис, группами «Пес и группа», «Лемондэй» и «СБПЧ». Что общего у этих коллективов? На мой взгляд, ничего. Но если не лукавить, то, конечно же, всех их объединяет великий и могучий… Александр Зайцев из «Елочных игрушек». Случай это или нет? Сложно сказать. Но у нас нет ничего общего ни с кем из участников.

Фестиваль «Главbeat»
25 февраля
«ГлавClub»