Петербург
Москва
Петербург
Интервью: Полли Джин Харви

Интервью: Полли Джин Харви

«Почему я решила раздеться — я не помню»

Со времени вашего первого альбома Dry вы часто меняли образ, причем иногда очень радикально, как, например, на последнем альбоме White Chalk. С чем это связано?

Прежде всего, с изменениями в музыке. Мое главное правило — не повторяться. Каждый следующий альбом не должен быть похож на предыдущий. Поэтому изменяется музыка, а вслед за ней меняется мой образ, и иногда приходится прикладывать усилия для этого. Что касается альбома White Chalk, то на нем я решила дать слушателю больше пространства для фантазии: я просто рассказываю истории, а слушатель сам домысливает, что хочет. Если в ранних альбомах то, что называется месседж, было прямым и бьющим в голову, то последний — более атмосферный.

Это значит, что, когда вы пишете песню, вы представляете реакцию слушателя? Художник не может существовать без аудитории?

Нет, это неправда, художник может творить только для себя. Когда я писала свои первые песни, я не задумывалась о реакции слушателей. Я просто писала, потому что не могла держать все внутри. Уже потом, когда меня услышали, я стала представлять своих слушателей — и это вполне естественно.

Вы занимались скульптурой, изучали ее в колледже и даже провели несколько выставок. Что сейчас с этим занятием?

Больше я этим не занимаюсь. Сейчас вся моя жизнь связана с музыкой. Иногда в свободное время я рисую, но на то, чтобы устроить выставку своих работ, у меня нет ни времени, ни желания. Возможно, когда мне будет 50—60 лет, я доберусь и до этого занятия (cмеется) . Пока же — только музыка.

Вы поддерживаете связь с участниками групп Bologna и Polekats, с которыми вы начинали музыкальную карьеру? Чем они занимаются сейчас?

Конечно, все они все мои близкие друзья, и более того, соседи: мы живем в пяти минутах друг от друга. Кто-то занимается музыкой, кто-то отошел от этого, но все остались прекрасными людьми. Участник Polekats Эндрю Диксон, например, очень успешный композитор, он пишет музыку к фильмам. В частности, он сделал саундтрек к нескольким фильмам британского режиссера Майка Лея, пять раз номинировавшегося на «Оскар». Я старалась никогда не работать с людьми без таланта (cмеется).

Кстати, о кино. Ваша карьера в качестве киноактрисы началась в фильме «Книга Жизни» независимого режиссера Хэла Хартли («Генри Фул», «Фэй Грим»), где вы сыграли Марию Магдалину. Это был ваш выбор или случайность?

Хэл — мой хороший друг, когда он писал сценарий для «Книги Жизни», то представлял в роли Марии Магдалины именно меня. По крайней мере, мне он так сказал. Кино — потрясающая штука, и я была счастлива участвовать в проекте режиссера, чьи фильмы мне очень нравятся.

А продолжить карьеру в кино не хотите?

Здесь многое зависит от предложений. Я очень избирательна в этом плане, нужно, чтобы меня захватил сценарий, чтобы я уважала режиссера как художника, и конечно, для всего этого необходимо время. А у меня оно занято музыкой. Так что — кто знает, может быть, когда-нибудь…

Известный фотограф Антон Корбайн, чья выставка недавно прошла в Петербурге, сказал, что ваша фотография для обложки журнала NME 24 марта 1993 года — одна из его любимых. На ней вы топлес. Это была ваша идея — эпатировать публику?

Фотосессия длилась буквально 15 минут, и Антон просто фотографировал меня, а я делала все, что захочу. Почему мне пришла в голову идея раздеться, я не помню, но то, что фотография вышла замечательной, — заслуга фотографа. Я не думала в то время ни об эпатаже, ни о промоушене, и сейчас ничуть не жалею о топлесс-фотографии. Было весело! (Смеется)

У вас на разогреве будет играть группа Autolux. Почему именно они?

Просто мне нравится их музыка, и все. Кроме того, они мои друзья. К тому же один из участников Autolux родился в России, но уехал, когда ему было четыре года. Возможно, для него это единственный шанс увидеть родную страну. (Смеется)

Вы говорили, что на ваши поздние альбомы повлияла традиционная русская музыка. Это правда?

Да, абсолютная правда. Мне попало в руки несколько виниловых пластинок, записанных на 78 оборотов. (Самый старый вид пластинок, тяжелые и толстые винилы, которые проигрывали еще на патефонах. — Прим. Time Out) И я была поражена! Надеюсь, во время этого визита смогу найти еще, поэтому, если у кого-то остались старые записи, приносите на концерт.

Какие у вас впечатления от прошлого приезда в Россию?

Меня впечатлил один случай. После концерта мы поехали на поиски бара, где можно посидеть в три часа ночи. И в одном из них увидели странную картину: люди сидели у барной стойки и пили, а по бару бегали дети, на вид восьми-девяти лет. Это действительно странно! (Смеется)

30 мая 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация